vot-tak.tv
clear search form iconsearch icon

Иранские СС. История Корпуса стражей исламской революции — одного из главных партнеров России

Церемоня выпуска кадетов Корпуса стражей исламской революции в Тегеране, Иран. 13 октября 2019 года. Фото: SalamPix / ABACA / Abaca Press / Forum

Израильская авиация наносит на Ближнем Востоке удары по объектам и транспортным колоннам Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Премьер-министр Израиля публично заявляет, что «не исключает» поставку Украине системы ПВО «Железный купол» для перехвата иранских дронов и ракет. Тем временем грузовые самолеты КСИР продолжают рейсы в Россию с загадочными грузами. Аббревиатура КСИР в новостях встречается все чаще и все больше — в информационных поводах, связанных с Россией и российско-украинcкой войной.

Партнеры Кремля

Когда в российских СМИ появляются заголовки типа «В Калининградскую область прибыли морпехи из Ирана» — это некоторое искажение действительности. Для участия в совместных учениях и военных конкурсах, как правило, приезжают не военнослужащие иранской армии, а сотрудники Корпуса стражей исламской революции (КСИР). И когда руководство российского ведомства отправляется с визитами в Тегеран, его ключевые иранские визави — генералы КСИР.

В последнее время активно развивается российско-иранское военно-техническое сотрудничество. Во время войны с Украиной Россия столкнулась с нехваткой ряда важнейших видов оружия, и Иран небезвозмездно помогает решить эти проблемы. Печально известные дроны Shahed 131 и Shahed 136, которыми Кремль пытается уничтожить гражданскую инфраструктуру Украины, — оружие, созданное аэрокосмической компанией Shahed Aviation Industries Research Center, связанной с военно-воздушными силами КСИР.

Иранская грузовая авиакомпания Pouya Air, аффилированная с КСИР, в октябре 2022 года, перед активизацией воздушных ударов по Украине, совершила в Россию пять рейсов. Одновременно участились полеты в РФ и других грузовых перевозчиков, связанных с иранским государством. Аналитики украинского Центра национального сопротивления, связанного с Силами специальных операций ВСУ, считают , что БПЛА перевозились именно этими самолетами. Продолжили самолеты Ил-76 компании Pouya Air полеты в Москву и в январе 2023 года.

Анализ
Танковая коалиция. Запад помогает Украине сформировать к весне бронированный кулак
26.01.2023 12:36

Корпус стражей исламской революции — это не просто одна из силовых структур Ирана. КСИР — главная опора клерикального режима аятолл. Огромная, влиятельная внутренняя империя с собственными вооруженными силами, подразделениями спецназа, разведывательными службами, множеством подконтрольных СМИ и коммерческих компаний. Корпусу стражей подчиняется «Басидж» — многотысячная военизированная организация, «народное ополчение», одна из задач которого — подавление гражданских уличных протестов, запугивание оппозиционных активистов, насилие над ними.

Члены организации «Басидж». Фото: Farhad Babaei / Laif / Forum

Исламская Республика Иран имеет уникальную структуру вооруженных сил. Они разделены на две части: собственно иранскую армию («Артеш») и КСИР. При этом КСИР — это аналог национальных гвардий или подразделений внутренних войск, существующих во многих странах. Это не просто военизированная жандармерия, это именно вторая армия страны — с собственными авиацией и флотом. Помимо охраны режима (как следует из названия этой зловещей организации) ее миссия заключается во внешнеполитической экспансии Исламской Республики, тогда как перед «обычной» иранской армией стоит лишь задача обороны страны.

Специальные операции по всему миру, поддержка проиранских «прокси» в горячих точках Ближнего Востока, многолетняя военная интервенция в Сирии для поддержки дружественного Ирану режима Башара Асада — все это задачи и миссии КСИР. Под его контролем находятся ракетные программы Ирана, армады беспилотников, москитный флот сверхмалых ударных кораблей. КСИР часто сравнивают с СС Третьего рейха, не забывая подчеркнуть, что у СС все же не было своих собственных авиации и флота.

Иранские гибридные войны

Двухсоставная структура иранских вооруженных сил («Артеш» и КСИР) обусловлена историей возникновения Исламской республики. Революция 1978–1979 годов была кровавой, сопровождалась тяжелыми уличными боями. Даже после падения монархии и ликвидации шахской спецслужбы САВАК и шахской гвардии пришедший к власти Рухолла Хомейни опасался контрпереворота со стороны монархически настроенного армейского корпуса.

Иранский аятолла Рухолла Хомейни в Париже, Франция. Фото: Bruno Barbey / Magnum Photos / Forum

Армию нельзя было распустить, но армия таила в себе потенциальную угрозу новому режиму. Уже в первые дни и недели после революции на иранское офицерство обрушились репрессии. Главным организатором и исполнителем террора был именно Корпус стражей исламской революции, созданный из активных сторонников Хомейни в 1979 году. Уже в первые месяцы существования Исламской республики задачей корпуса был террор против ее врагов: как офицеров-монархистов, так и других участников антишахской революции, в первую очередь — левых организаций.

КСИР возник как противовес армии и как репрессивный меч над головами армейских офицеров. Однако вскоре Корпусу стражей пришлось продемонстрировать свою верность Исламской республике не только в пыточных подвалах, но и на поле боя. Иракский диктатор Саддам Хусейн внимательно наблюдал за происходящими у восточного соседа событиями. Пока в Иране была сильна власть шаха Мохаммеда Резы Пехлеви с его мощной армией, Саддам не осмеливался бросать Тегерану открытый военный вызов. Но когда Иран погрузился в революционный хаос, а его армия была деморализована и ослаблена террором, в Багдаде решили, что время пришло.

Чтобы окончательно сломить ближневосточного геополитического конкурента, а заодно аннексировать приграничные территории, баасистский Ирак начал широкомасштабное вторжение в Иран. Но после некоторых успехов наступление иракцев завязло в ожесточенной иранской обороне. Сумела сгруппироваться иранская армия, да и Корпус стражей проявил себя фанатичной силой. Плохо вооруженные, но идейно мотивированные до степени крайней экзальтации бойцы КСИР и ополчения «Басидж» своей массовой жертвенностью компенсировали техническое превосходство танковых дивизий Саддама Хусейна.

В ходе ожесточенной ирано-иракской войны, продолжавшейся восемь лет, была выкована элита КСИР, офицеры и генералы нового Ирана.

Иранский солдат плачет над мертвым телом своего брата во время ирано-иракской войны. Хоррамшахр, Иран. 25 сентября 1980 года. Фото: KEYSTONE Pictures USA / Zuma Press / Forum

Саддаму так и не удалось сломить иранское сопротивление. Тегеран по итогам войны сделал важный вывод: лобовые атаки, прямая агрессия под собственным флагом – это не путь к победе в современном мире. Прорабатывая в 80-е годы стратегию геополитической, идеологической экспансии, шиитское руководство страны сделало ставку на спецоперации, на поиск, создание и финансирование прокси-структур, на прокси-войны, подкуп, шантаж и запугивание, на пропагандистское влияние — словом, на комплекс мер, который в XXI веке станет известен как «гибридные войны». КСИР в этой доктрине был одновременно и главным инструментом, и главным оперативным штабом.

Обзор
Антиклерикальная иранская революция. Роман Попков о том, как Россия рискует остаться без поставок оружия от своего последнего союзника
28.10.2022 13:46

Поле битвы как потерянный рай

Уже в первой половине 80-х иранцы пришли в разоренный гражданской войной Ливан, сделав там ставку на своих единоверцев-шиитов. Финансируемая Ираном группировка «Хезболла» с собственной партийной армией, стала оплотом Исламской республики в Восточном Средиземноморье.

В 2003 году под ударами американских войск в Ираке пал режим Саддама Хусейна — суннита, во время своего правления опиравшегося на суннитское меньшинство в противовес шиитскому большинству. Дестабилизированный Ирак тут же стал ареной иранской экспансии — в стране возникли мощные шиитские партии и милиции, в той или иной степени подконтрольные Тегерану. Иран начал реализовывать амбициозный геополитический проект «шиитской дуги» — через частично подконтрольный ослабевший Ирак, через Сирию, где правит дружественный Башар Асад — к Ливану и хозяйничающей там «Хезболле».

Новое испытание для КСИР настало в начале 2010-х, когда Сирию охватило восстание против диктатуры. В Сирии ситуация была зеркально противоположна иракской – в стране с суннитским религиозным большинством правил клан Асадов — алавитов, близких к шиитам. Закономерно большинством повстанцев стали сунниты, поддерживаемые заклятыми врагами Ирана — арабскими монархиями Персидского залива. Дамасская диктатура трещала по швам, а вместе с ней могла рухнуть и вся «шиитская дуга». На помощь пришел Корпус стражей.

Спасителем Асада по праву считают генерала Касема Сулеймани, возглавлявшего спецподразделение «Аль-Кудс» — структуру Корпуса, отвечающую за заграничные операции. Именно Сулеймани организовал масштабную интервенцию сил КСИР в Сирию. Он же привлек к сирийской гражданской войне на стороне Асада подконтрольные Ирану «Хезболлу» и иракские шиитские группировки. В ожесточенных сирийских боях Корпус нес потери – одних только генералов КСИР погибли десятки. Когда стало ясно, что шиитского интернационала недостаточно для стабилизации дамасского режима, Сулеймани убедил руководство России в необходимости участия в сирийской войне.

Касем Сулеймани во время встречи верховного лидера Ирана аятоллы Али Хаменеи со стражами революции в Тегеране, Иран. 18 сентября 2016 года. Фото: Iranian Supreme Leader Press Office / Anadolu Agency/ABACAPRESS.COM

Хитрый и безжалостный оперативник, фанатик, для которого война и экспансия были смыслом жизни — Касем Сулеймани был олицетворением особого психотипа КСИР. Хотя генерал был убит американскими военными в 2020 году в Ираке, его методики и идеологемы живы до сих пор. «Поле битвы — это потерянный человечеством рай, где мораль и истинное человеческое поведение видны в самом их высоком проявлении», — эта фраза генерала Сулеймани хорошо иллюстрирует мировоззрение и Корпуса, и Исламской республики в целом.

В 2019 году США признали КСИР террористической организацией. Изучают возможность официального причисления Корпуса к террористическим организациям и в ЕС. Однако в Европе дело пока не продвинулось: глава дипломатии Евросоюза Жозеп Боррель считает, что такой шаг обрушит «ядерную сделку с Тегераном».

Роман Попков

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное
Популярное