vot-tak.tv
clear search form iconsearch icon

«От России такое обращение ждешь, а вот от Грузии — нет». Почему страна-кандидат в ЕС регулярно «разворачивает» на границе оппозиционных россиян

Грузинские оппозиционеры протестуют против прибытия самолета, выполняющего первый рейс в Тбилиси из Москвы, 19 мая 2023 года.
Фото: Ираклий Геденидзе / Reuters / Forum

С 24 февраля 2022 года в Грузию не пустили не менее 36 российских оппозиционных активистов, журналистов и правозащитников, подсчитал «Вот Так». В некоторых случаях их часами удерживали на границе, иногда при этом лишая средств связи. Причины отказов во въезде грузинские власти не называют, ссылаясь на «национальную безопасность». Мы поговорили с россиянами, которых «развернула» Грузия, и попытались разобраться в том, как устроен этот «грузинский рандом».

Сутки в аэропорту Тбилиси

Игорь — сооснователь проекта Emigration for Action и руководитель направления «личной помощи». После начала полномасштабного вторжения он занимался закупкой медикаментов для украинских беженцев в Тбилиси, напрямую работал с украинцами и ежедневно оказывал им социальную и психологическую помощь. Грузия не впустила молодого человека в страну 29 марта 2024 года без объяснения причин.

Игорь прожил в Тбилиси полтора года. В октябре 2023 года он уехал в Германию на учебу, а когда в марте 2024 года попытался въехать в Грузию, его неожиданно развернули на границе, продержав перед этим в аэропорту 22 часа. «Я ведь ехал в Грузию за антидепрессантами. Вся эта история — из-за трех пачек “Золофта”», — с иронией рассказывает молодой человек.

После приземления ночным рейсом в Тбилиси на погранконтроле Игоря остановили: «Я спросил, что происходит. Мне в ответ — “подождите”. Это было в половину третьего ночи. В следующий раз я это услышал в 4, потом в 6, потом в 8 утра. В 9 ко мне подошла сотрудница и сказала, что меня не впускают. Я чувствовал себя спокойно — не знал же, что произойдет дальше».

После этого Игоря, по его словам, окружили трое полицейских без бейджиков, в темной форме — «что странно, обычно в Грузии все ходят с бейджиками или хотя бы представляются, а тут все по лучшим российским традициям». Сотрудники попросили у молодого человека телефон, отказываясь при этом сослаться на закон, который дает им на это право.

«Очень большой контраст между полицией в Грузии, где все предельно корректны, и полицией в аэропорту, на которую будто не распространяются грузинские законы, — говорит собеседник. — По сути, это была форма ареста. От России такое обращение ждешь, а вот от Грузии — нет».

Сооснователь проекта Emigration for Action Игорь Мыглан.
Фото: соцсети

После получаса словесных перепалок полицейские попробовали вытащить телефон у Игоря прямо из кармана. После неудачной попытки это сделать они продолжили спорить и все же вынудили молодого человека отдать устройство. «Когда мы оказались в маленькой изолированной комнате, эти трое господ полицейских преградили мне путь к выходу и сказали, что мой телефон так или иначе окажется у них», — рассказывает Мыглан.

Игоря отвели в общую комнату для «отказников», похожую на камеру — без окон и с кроватями без постельного белья на матрасах. В помещении уже находились семеро граждан Таджикистана и Узбекистана без документов и средств связи.

«У них [в Грузии] были семьи, работа, и, в отличие от меня, им не дали предупредить родных: близкие не знали, что с ними два-три дня. Как я услышал из разговора полицейских, их недопуск связан был с “Крокусом” (терактом в “Крокус Сити Холле”. — Ред.) По какому принципу разворачивали людей из этих стран, непонятно — скорее всего, палочная система», — говорит Игорь, добавляя, что до его появления в камере таджиков и узбеков не кормили почти два дня, хотя формально это должна делать их авиакомпания.

«Мне повезло больше, — продолжает собеседник. — Еду принесли днем — насколько я понял, от Узбекских авиалиний. Я отказался, так как не ел меньше дня, но ребята, сидевшие со мной, попросили поесть».

Под утро молодому человеку вернули нетронутую, по его словам, технику и отправили ближайшим рейсом в Стамбул. По итогу этого несостоявшегося отпуска, рассказывает Игорь, у него остались чувства удивления и сожаления, что «родные» российские практики перетекают в Грузию.

Репортаж
«Наше правительство не говорит “Слава Украине”, а должно». Репортаж с ночного митинга в Тбилиси
08.03.2023 16:09

«Самое страшное, что если если эту практику применяют к уязвимым группам, если она существует на какой-то изолированной территории, то рано или поздно распространится на всю полицейскую систему», — считает Игорь.

Запрет на въезд для антипутинских активистов

В первый год своего существования Emigration for Action работали в одном помещении с проектом Frame. Его создатель Максим Иванцов также не был допущен в Грузию — дважды за последний месяц. Он это связывает с тем, что предоставлял помещение для сбора подписей за Бориса Надеждина во время его президентской кампании.

«Не только у меня проблемы после сбора подписей — давно замечено, что грузинские власти болезненно реагируют не только на публичные высказывания о грузинской политике, но и на российских антипутинских активистов. Я почувствовал неладное, когда во время кампании Надеждина и вскоре после нее к нам зачастили СГБшники (сотрудники Службы государственной безопасности Грузии. — Ред.)», — отметил Иванцов в разговоре с «Вот Так».

Основатель проекта Frame Максим Иванцов.
Фото: соцсети

В аэропорту его — так же, как и Игоря — лишили средств связи и отправили в помещение, похожее на камеру. Кроме того, грузинские пограничники, по словам Иванцова, называли его «врагом России» и угрожали применением силы за отказ отдать телефон. О других случаях, когда сотрудники погранслужбы или аэропорта отбирали средства связи при недопуске в Грузию, «Вот Так» не известно.

Комментарий
В Грузию не пустили двух активистов, связанных со сбором подписей за Надеждина. «Вот Так» поговорил с одним из них
26.02.2024 19:11

Есть две версии причин недопуска россиян в Грузию, говорит Иванцов. Возможно, грузинские власти действительно сотрудничают с Россией и имеют договоренности не пропускать оппозиционных россиян. Однако по какому принципу проводится «отбор» — непонятно, отмечает активист.

«Мы видим, что сближение Грузии с Россией происходило весь прошлый год на очень разных уровнях: закон об “иноагентах”, об ЛГБТ-пропаганде, возобновление авиасообщения. — говорит Иванцов. — Кажется, что есть заигрывание с Европой, но всем, кто следит за грузинской политикой, понятно, куда дует ветер, несмотря на получение Грузией статуса кандидата в члены ЕС».

С другой стороны, добавляет Иванцов, есть вероятность, что грузинские власти воспринимают антивоенных российских активистов как опасность. Например, потому что они будут поддерживать грузинскую оппозицию, а не правящую партию с ее пророссийским курсом.

«Бан» для журналистов и активистов

По подсчетам «Вот Так», с начала войны с недопуском в Грузию столкнулись по меньшей мере 36 оппозиционных активистов, журналистов и правозащитников. В их числе журналисты изданий «Медиазона», «Дождь», «Проект», «Новая газета Европа», основательница фонда «Насилию.нет» Анна Ривина, политик Дмитрий Гудков. Кроме того, как рассказал «Вот Так» глава правозащитного проекта «Первый отдел» Дмитрий Заир-Бек, отказы во въезде в Грузию получили не менее пяти их сотрудников. Среди них — журналистка Лена Скворцова.

Как рассказывает девушка, до отказа во въезде в Грузию она уже без проблем посещала несколько раз страну, в том числе после начала полномасштабной войны. В декабре 2022 года ее «развернули» несмотря на наличие чешского ВНЖ и обратного билета. Сначала Лену заставили несколько часов ждать сотрудников у стройки погранслужбы в почти пустом аэропорту, затем к ней вышла женщина с камерой, завела девушку в кабинет, где журналистке под запись сообщили, что ей отказано во въезде.

Антироссийские лозунги в Тбилиси.
Фото: Jelger Groeneveld, flickr.com

Лену отвели в комнату, где на тот момент уже находилась ее коллега, прилетевшая в Грузию в тот же день несколькими часами ранее. В этом похожем на камеру помещении девушки просидели до утра. Всего они провели в аэропорту около 10 часов. Из комнаты девушек выпустили один раз — в магазин за водой, а затем отправили ближайшим рейсом в Будапешт.

«Я предполагала, что такое может быть, потому что у половины “Первого отдела” тогда уже был “бан” на въезд в Грузию. Но все равно думала, что раз до этого меня пускали несколько раз, то и сейчас все будет ок. Оказалось, что нет», — вспоминает Лена.

«За этим отбором скрывается обычная ксенофобия»

С недопуском сталкиваются не только оппозиционные россияне — просто немногие подобные истории становятся публичными. Официальных данных по отказам во въезде нет, но известно, что только за первые полгода полномасштабного вторжения в Украину с отказами столкнулись более 3 тысяч граждан России. Об этом сообщали в грузинском Институте развития свободы информации.

«Я бы назвала политику по допуску россиян в страну “большим грузинским рандомом”, связанным с внутренней политикой и попыткой продемонстрировать контроль границ», — говорит основательница проекта «Ковчег», юристка Анастасия Буракова. Она отмечает, что в бот «Ковчега» приходит много сообщений от людей, не имеющих отношения к оппозиционным организациям, но столкнувшихся с аналогичными отказами. Объяснения в МВД при этом не дают, ссылаясь на «национальную безопасность».

Однако некоторые закономерности все же есть: среди россиян в группе риска — уроженцы северокавказских республик. С невозможностью въехать в Грузию столкнулись сотни жителей Чечни, Ингушетии, Дагестана, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Отказывали им, как и в случаях с активистами, «по иным причинам».

Анализ
Особый контроль мест проживания, QR-коды для приезжих и «целевой завоз» рабочих из других стран. Что может измениться в миграционном законодательстве России после теракта в «Крокусе»
25.03.2024 17:34

Как рассказал «Вот Так» уроженец Дагестана Артём, при попытке въехать в Грузию в июне 2023 года вместе с ним на границе «развернули» не менее 10 человек из Чечни и Ингушетии. Причем у некоторых из них было немецкое или французское гражданство, некоторые ехали через Грузию транзитом. «Я посмотрел на людей, которых также не впустили — все это были люди с кавказской внешностью», — вспоминает Артём, добавляя, что их, а также женщин в парандже, долго допрашивали на границе. Женщин в итоге впустили, мужчин — «развернули».

Последние годы молодой человек прожил в Петербурге, где занимался политическим и гражданским активизмом: наблюдал и агитировал на выборах, участвовал в организации митингов, а также был членом оппозиционного движения «Весна», которое в России признано экстремистской организацией. После череды уголовных дел против нынешних и бывших активистов движения Артём решил покинуть Россию. Однако свой недопуск в Грузию он связывает именно с местом рождения, учитывая, что вместе с ним отказали и другим жителям северокавказских республик:

«Нынешняя политика Грузии не помогает отбирать граждан, которые могут нести угрозу — за этим отбором скрывается обычная ксенофобия, которой не место в стране, планирующей вступать в ЕС. Или, как в случае с политическими активистами, скрывается в лучшем случае договоренность с российским правительством, которое оккупировало территорию Грузии. А в худшем — обычная шпиономания».

Алёна Лобанкова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное
Популярное