«Что толку, что герои кричат о свободе даже с больших сцен?»

Вы решили прекратить сотрудничество с Челябинским театром из-за буквы Z. Как узнали, что там размещен такой символ?

Я увидела в ленте фейсбука. Один режиссер решил составить список театров, которые вывешивают у себя на фасадах эти символы. Чтобы знать и никогда с ними не работать.

Долго ли принимали решение? Была ли какая-то реакция от театра?

Я бы даже решением это не назвала. О чем тут задумываться? Я скачала фото, еще раз перепроверила, что ошибки нет и театр тот, и написала пост. Реакции не было. Уже на следующий день мой агент связался с театром и мне осталось только подписать соглашение, что моего имени на страницах и афишах спектакля больше не будет. Посмотрим.

Ася Волошина – один их самых известных молодых российских драматургов, ее пьесы переведены на несколько языков, а спектакли по ним ставили в Польше, во Франции, в Уругвае и других странах.

Правда ли, что они нарушали сроки выплаты авторских отчислений? Есть ли какие-то долги?

Это в данном случае не так важно. Во всяких «патриотических» пабликах на этом очень сильно заостряется внимание. Человек отказался от имени, а отказался ли он от отчислений? Наверное, люди думают, что речь идет о каких-то как минимум десятках тысяч. На самом деле, за спектакль в региональном театре отчисления более чем скромные и нерегулярные. Если интересно, с «Шинели» я получала порядка 2 тысяч рублей за спектакль.

В своем посте я уведомила театр, что отныне буду направлять эти деньги на помощь Украине. Сделала это даже больше для того, чтоб они поторопились от меня отмежеваться, не тянули.

Вы уехали из России после начала войны. Почему приняли такое решение?

Да, я уехала из России сразу после начала войны. Я любила Россию 37 лет, до 24 февраля 2022 года. С первым ударом по Украине мне выжгло сердце. Я не знаю, как правильно – уезжать или оставаться и бороться. Многие мои оставшиеся друзья проявляют большую храбрость. Может быть, вы слышали, например, про художницу Женю Исаеву, которая в центре Петербурга облила себя красной краской и сделала политический перформанс «Сердце кровью обливается». И отсидела за него. Это куда ценней, чем, как я, написать какой-то пост и с какой-то афиши снять имя.

Антивоенная акция Жени Исаевой «Сердце кровью обливается». Кадр из видео

Но опять-таки уезжать или оставаться — это не всегда решение. Часто это импульс. У меня не было сил быть в том воздухе. До войны я думала, что принесу больше пользы в России. Своими антитоталитарными пьесами, какими-то прямыми высказываниями в интервью, хождениями на митинги. 24 февраля стало понятно, что это иллюзия.

Что толку, что герои кричат о свободе и любви к человеку даже с больших сцен? Это достигает слуха только таких же, как я, и ничего не меняет.

«Я откажусь от гражданства»

Правда ли, что вы отказались от гражданства? Как долго решались на это и что стало последней каплей?

Я, безусловно, откажусь от российского гражданства. Это для меня вопрос порывания с преступным государством. Но оказалось, что процесс довольно долгий и бюрократический, занимает до года. Он, конечно, завершится символическим жестом сжигания паспорта, но до этого надо совершить ряд рутинных действий. Я не все успеваю, но это будет.

Как считаете, почему пропаганде удалось убедить людей, что эта война была необходима? Почему в стране так много людей, безразличных к соседям?

Думаю, что на попытку найти ответы на этот вопрос нужно положить жизнь. Для меня, может быть, никаких других вопросов не осталось. Это то, что нужно будет исследовать, пока будут силы. Возможно, один из ответов в том, что многие годы людям умело и планомерно давили на очень древний механизм свой-чужой, на эту зону в мозге. Вызывая к жизни какие-то абсолютно первобытные инстинкты. Расчеловечивая другого. Это какая-то новая бесчеловечность, в которую люди, захлебывающиеся ненавистью, катятся кубарем. Даже не средневековье уже, а просто варварство. Тотальная ксенофобия: уничтожить все, что не я. И тотальная антиэмпатия.

Священнослужитель наклеивает букву Z на автомобиль, который участвует в автопробеге в поддержку вооруженных сил России в Краснодаре. 6 марта 2022 года. Фото: Николай Хижняк / ТАСС / Forum

Чем занимаетесь сейчас? Есть ли силы писать что-то в такие времена?

Я пишу какие-то слова, какие-то черновики о происходящем. Большее пока для меня невозможно.

Ваши спектакли много ставили за границей, поэтому я не могу не спросить, что вы думаете про отмену русской культуры на Западе? Стоит ли так поступать, ведь многие деятели искусства не поддерживают Путина?

Мне не кажется, что отмена тотальна. У меня постановки на Западе были и остаются. Буквально пару дней назад на чешском радио даже состоялась премьера радиоспектакля «Мама». Отменяют меня в России. Я думаю, что сейчас, когда в Украине убивают людей, — это вопрос слишком мелкий, чтоб его обсуждать.

«Я никогда не чувствовала себя настолько полезной». Как в Израиле россияне и украинцы вместе собирают гуманитарную помощь

Русская культура не спасла Россию от адского извержения жестокости. Это еще тоже предстоит отрефлексировать. Я думаю, что мир переживет, если какое-то количество раз в каком-то концертном зале вместо Чайковского сыграют Малера. Это не то, о чем сейчас стоит горевать.

Всем русским художникам, которые против войны, еще предстоит переосмыслить свое былое бессилие, искупать и искупить вину, которая все равно так или иначе есть. Это дело на десятилетия. А тем, кто за войну, конечно, не место на сценах и выставочных залах свободного мира. Никогда.

Как относитесь к эмоциональным словам продюсера Александра Роднянского о том, что русской культуры больше нет?

Я думаю, что она скорее в руинах собственного бессилия. Повторюсь. А вообще я не очень за эту национальную спецификацию. В моей картине мира скорее так: великие уроженцы какой-то страны вносят вклад в мировую культуру. Это важно. Сейчас понятно одно: Россия от культуры – любой – сейчас дальше, чем когда-либо. Дальше, чем кто-либо.

«Россия не в состоянии принять, что рядом с ней находится кто-то молодой, талантливый и иной»

В соцсетях вы открыто критикуете российскую власть. Поступали ли вам угрозы в связи с этим, в том числе от силовиков?

Я ведь уехала. Угрозы и оскорбления сыплются в личные сообщения и всплывают в публичных комментариях, но это слова. Конечно, теоретически меня может найти и с удовольствием обезглавить какой-нибудь поборник режима на выезде, но все-таки я в относительной безопасности.

Скриншоты постов Аси Волошиной с ее страницы в фейсбуке

В российских театрах ставят ваши спектакли? Нет ли проблем из-за вашей позиции против войны?

Разумеется, постепенно в России спектакли по моим пьесам снимут с репертуара. Или снимут имя — кому как выгоднее. Меня это уже мало волнует на фоне того, что происходит с родиной. Есть один спектакль, мне бы хотелось, чтобы он прошел еще хоть раз — самый яростный и горький. Это действительно важно. Пока он стоит в апрельской афише.

Есть ли у народов России и Украины шанс восстановить отношения, стать так называемыми братскими народами?

«Так называемые» здесь ключевое слово. Остались ли Каин и Авель братьями после того, как Каин совершил убийство? Поправьте меня, но мне кажется, что с 91-го года Россия Украине лишь чинила препятствия в развитии. А с 2014-го вела на ее территории подлую преступную войну, не говоря уже о краже Крыма.

Мне никогда не нравилась эта спекуляция на слове «братья». У украинцев свой менталитет, свободолюбивый и дерзкий, свой прекрасный язык, свои устремления, своя дорога.

За это они платят сейчас огромную цену, потому что Россия не в состоянии принять, что рядом с ней находится кто-то молодой, талантливый и иной. На то, чтобы затянулись страшные раны, которые наносятся сейчас, необходимо, думаю, не меньше века искреннего покаяния России. Но начнет ли Россия каяться хоть когда-нибудь? Пока она на противоположном полюсе.

Беседовал Алик Спиридонов