vot-tak.tv
clear search form iconsearch icon

«Медуза»: Первую открытую трансгендерную женщину в ВС РФ хотят отправить воевать в Украину

Военный билет Аскатлы и фотография из ее архива. Фото: Архив Аскатлы / meduza.io

Трансгендерную женщину по имени Аскатла, которая служит в российской армии по контракту, хотят отправить на войну в Украину. Чтобы избежать этого, она добилась помещения в психиатрическое отделение военного госпиталя, где пытается доказать свой гендерный статус, — тогда она сможет уволиться на основании диагноза «транссексуализм». Историю Аскатлы рассказала «Медуза».

Справка
«Транссексуализм» — устаревший и оскорбительный диагноз, но он все еще широко используется в России.

Отслужив в армии, Аскатла заключила контракт с Минобороны, чтобы «сбежать от родителей», которые не приняли ее трансгендерность, и иметь возможность оплатить гормонотерапию. Ее контракт должен был закончиться в марте. В армии Аскатла скрывала свою трансгендерность. «Вела двойную жизнь. На работу ходила с короткой стрижкой, по форме. А возвращаясь домой, приводила себя в то состояние, в котором ей комфортно», — рассказал «Медузе» ее молодой человек Дмитрий Ткачук, гражданин Украины.

Сослуживцы Аскатлы выяснили, что она транссексуал, и начали травлю. «Меня постоянно гнобили. На утренних зарядках надо мной издевались, обзывали то петухом, то пидорасом. Все сержанты заявили, что “не хотят с таким петухом служить”. Что я недостойна жизни», — рассказала девушка.

Из-за конфликта с сослуживцами о гендерном статусе Аскатлы узнал штабной психолог, а потом и командир части Сергей Греку. Последний, по словам Аскатлы, отнесся к ситуации «с пониманием», но «просил не светить справками».

Когда объявили частичную мобилизацию, у Аскатлы начались панические атаки. По ее словам, она теряла сознание и даже думала о самоубийстве. «Она не планировала жить дальше осени. Мне правда казалось, что она способна на это [суицид]: никаких перспектив она не видела, дисфория ее мучила, состояние здоровья ее мучило. Но я ее убедил, что нет ничего невозможного. Сказал: “Давай попробуем. Тебе что, трудно попробовать дожить до марта?”» — рассказал ее друг Дмитрий.

После начала мобилизации ей с сослуживцами заявили, что «никаких увольнений не будет». В октябре контрактников начали готовить к отправке в Украину. «И вопрос встал очень просто: или она едет в Украину на заклание и умирает — или пытаться прорваться сквозь все», — сказал Дмитрий.

Тогда Аскатла решила добиваться увольнения. Она уже слышала от военных врачей, что «трансгендерности не существует» и опасалась, что ей могут назначить обязательное «лечение».

На обследование Аскатлу положили не из-за «транссексуализма», который «диагностировали» у нее гражданские врачи, а из-за «расстройства адаптации, смешанного расстройства эмоций и поведения». Психиатр 301-й клиники Артур Попов, который непосредственно ведет лечение военнослужащей, в медицинских документах упоминает другой диагноз — «невротическое расстройство».

Консультирующий Аскатлу и Дмитрия юрист Максим Оленичев обращает внимание, что оба диагноза предварительные: «Врачи-психиатры [их] либо подтвердят, либо опровергнут, а могут установить иной диагноз».

Юрист «ОВД-Инфо» Константин Бойков, который раньше работал психиатром, отмечает, что формулировка «невротическое расстройство» очень ненадежная. «Потому что [это] расстройство сегодня есть — а завтра его нет. Полечили — и отправили назад. Очень надеюсь, никто не скажет: “Давай как раз под Херсон ее, на передовой не хватает людей”», — объяснил он «Медузе».

Евгения Нежданова

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное
Популярное