vot-tak.tv
clear search form iconsearch icon

Ежовщина-лайт

С началом войны против Украины умеренной жесткости авторитарная диктатура в России начала стремительно превращаться в беспощадный военно-полицейский режим. В случае официального объявления войны такое ужесточение можно было бы назвать законами военного времени и они были бы по определению временными. Но война не объявлена, и нет поводов предполагать, что власть планирует в будущем отказаться от жестокой репрессивной политики. Как, впрочем, и от военных действий против соседних государств. Теперь, по задумке властей, все россияне должны усвоить, что нынешнее военное противостояние — это норма, так будет всегда.

Законы меняются с необыкновенной лихостью, на ходу, без обсуждений и, подозреваю, даже без мало-мальски мыслительной работы над ними. Была «государственная измена» со сроком до 20 лет, теперь будет с пожизненным. Даже придумывать ничего не надо и можно не обосновывать — и так всем понятно. Как от души выразился прокурор Локтионов на суде над Владимиром Кара-Мурзой, «враг должен быть наказан». Лексика времен Большого террора 30-х годов. Под эту лексику подтягивается и законодательство.

Максимальное наказание за теракт предлагается увеличить с 15 до 20 лет лишения свободы. Минимальное наказание за вовлечение в террористическую деятельность будет составлять семь лет вместо пяти, а максимальное — 15 лет. Законодатели намерены увеличить наказание по статье о диверсии с 15 до 20 лет. Сюда относятся и диверсии на объектах транспортной инфраструктуры — это ясный ответ на дилетантские (чтоб не сказать детские) попытки остановить военные эшелоны, идущие к границам Украины.

Человеку со стороны, далекому от России и ее проблем, может показаться, что суровые наказания за тяжелые преступления — это адекватная реакция государства на рост уголовной преступности. Кремлевские политтехнологи и их парламентская обслуга играют на этом — играют на словах, на непонимании российских реалий, на представлениях о справедливом возмездии за терроризм и насилие.

ФСБ задерживает диверсантов в Белгороде

Сотрудники ФСБ задерживают предполагаемых диверсантов, которые хотели нарушить движение поездов российских войск. Двум гражданам России грозит от 10 до 15 лет лишения свободы. Фото: ФСБ / ТАСС / Forum

Но что такое терроризм в сегодняшней России? Как заявил представитель Генштаба Владимир Цимлянский, это в том числе поджоги зданий военкоматов, нападение на их сотрудников и запугивание призывников и их родителей «путем фейковых сообщений в СМИ». Все это будет считаться терактом, даже если реально никто не пострадал. А «запугивание» — это предупреждение призывников о последствиях, которые сулят им армейская служба и война в Украине.

Что такое сегодня в России «государственная измена», за которую собираются давать пожизненное? Это публичная критика правительства и его решений, если крамольные слова прозвучали с трибун в «недружественных государствах». Это консультации или участие в деятельности зарубежных организаций (не только правительственных, но и общественных!), если эти организации признаны Кремлем «нежелательными».

Анализ
В России вынесли самый жесткий приговор за антивоенный поджог. Правозащитники рассказали «Вот Так», от чего зависит срок по таким делам
10.04.2023 19:39

И так во всем. Самые обыденные человеческие действия, самые обычные поступки, самое элементарное гражданское поведение и адекватные реакции становятся уголовно-наказуемыми деяниями. Власть криминализирует повседневную жизнь людей, погружая общество в атмосферу тотального страха и вечной боязни совершить ошибку, которая отзовется судебным преследованием. Отказываешься убивать на агрессивной войне — получи срок за уклонение от призыва или мобилизации. Отказался брать повестку из военкомата — запреты выезжать из страны, управлять транспортом, заключать сделки с недвижимостью, регистрировать ИП, брать кредиты и займы. Разместил в своем смартфоне «крамольную» картинку — административный арест. Школьница нарисовала в альбоме пацифик — девочку в приют, отца под суд. Публично осуждаешь войну — выгоняют с работы, музыкантам отменяют выступления, писателей не печатают, актеров лишают сцены. Атака на общество идет по всем фронтам.

Это еще не ежовщина, не 37-й год, это пока ее легкий вариант. Многое уже позаимствовано: суды-тройки за госизмену, закрытые судебные процессы, внесудебные расправы с «внутренними врагами», борьба с «внешней угрозой». Сталинские 25 переплюнули пожизненным. Опять пресловутая «пятая колонна», коварное НАТО, вечная угроза с Запада и поиск друзей среди диктаторов и военных преступников.

В скором времени вернут в судебную практику смертную казнь, благо из Уголовного кодекса она никуда не девалась. Возвратят политзоны, дабы политические не развращали уголовников. Окончательно закроют границы, тем более что Запад в этом направлении уже неплохо постарался. Введут предварительную цензуру в СМИ, «первые отделы» в учреждениях, политработников в армии и полиции, идеологических руководителей в школах и вузах. Эта власть будет делать только то, что умеет: давить свой народ и воевать с соседями.

* Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное
Популярное