«Звезды сошлись на Шанинке». Что известно о деле против Раковой и Зуева

Вечером 13 октября Тверской районный суд Москвы отправил Сергея Зуева, ректора Московской высшей школы социальных и экономических наук (Шанинки), под домашний арест. Зуев стал фигурантом дела бывшей вице-президента Сбербанка и бывшей замминистра просвещения Марины Раковой о хищении государственных средств, выделенных на проект «Учитель будущего», в котором Шанинка была субподрядчиком.

Суд, таким образом, отказал в удовлетворении ходатайства следствию, которое требовало отправить Сергея Зуева в СИЗО. Его адвокат Сергей Севрук сказал журналистам, что они пока не знают, будут ли обжаловать приговор. «Избрание меры пресечения в виде домашнего ареста, по нынешним временам и в нынешней ситуации России 2021 года — большое достижение», — сказал юрист.

 

Поддержать ректора Шанинки к зданию Тверского районного суда пришли около ста пятидесяти человек. Среди них были студенты, выпускники и сотрудники университета, а также студенты и сотрудники РАНХиГС. В этом вузе Зуев возглавляет Институт общественных наук. Выходящего из здания суда Сергея Зуева собравшиеся встретили аплодисментами и лозунгом «Свободу!».

 

Ректора Шанинки задержали вечером 11 октября, но о задержании стало известно лишь на следующий день. Друг Зуева Петр Щедровицкий написал в фейсбуке, что 67-летнего ректора забрали «из больницы с гипертоническим кризом <…> c давлением 200».

В беседе с членом ОНК и журналистом издания «Московский комсомолец» Евой Меркачевой, посетившей Зуева в ИВС на Петровке, сам ректор отметил, что «честно явился» по повестке и не «не счел возможным отказать» следователю, который «предложил посидеть». При этом ректор Шанинки рассказал, что за последнюю неделю трижды перенес гипертонический криз и действительно находился в больнице. После задержания Зуева допрашивали более 30 часов.

Люди, пришедшие поддержать Сергея Зуева, а также журналисты у Тверского суда Москвы. 13 октября 2021 года. Фото: «Вот Так»

В ИВС Зуев, по его словам, получал лекарства. В камере он находился с двумя задержанными по подозрению в мошенничестве и в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью.

Накануне суда, вечером 12 октября, к зданию главного управления МВД по Москве на Петровке с плакатом «Отпустите Сергея Зуева. Нет надуманным делам» вышла беременная дочь Сергея Зуева Дарья.

Два контракта Шанинки

Следствие подозревает ректора Шанинки в хищении более 21 миллиона рублей у Фонда новых форм развития образования. Зуев своей вины не признал.

Фонд, который возглавляла Марина Ракова, является структурой Министерства просвещения и «обеспечивает организационную, методическую и информационную поддержку проектов по разработке и внедрению уникальных образовательных методик и педагогических инициатив».

Как выяснил телеканал «Дождь»*, в деле против Зуева речь, вероятно, идет о двух госконтрактах, по которым Шанинка была субподрядчиком фонда в федеральном проекте «Учитель будущего», который курировала в Минпросвещении Марина Ракова в рамках национального проекта «Образование».

Марина Ракова – в должности заместителя министра образования – во время экспертной дискуссии на тему «Зачем государству школа – и наоборот?» в январе 2019 года. Фото: Станислав Красильников / ТАСС / Forum

Первый госконтракт на сумму 26,39 млн рублей, заявка по которому была размещена фондом в августе 2019 года, касался разработки модели «создания и функционирования профессиональных сообществ педагогических работников». Подрядчик, то есть Шанинка, должен был исследовать успешные практики создания таких сообществ, провести социологическое исследование и разработать модель их создания в России, включая проекты нормативных актов. Эта модель должна была обсуждаться в регионах страны. Предполагалось также создание интернет-платформы для сообщества педагогов и проведение тренингов.

Последний этап работ нужно было провести до октября 2020 года, однако, как следует из данных на портале «Госзакупки», в сентябре 2020 года договор с Шанинкой был расторгнут заказчиком.

Такая же судьба постигла и второй договор Фонда новых форм развития образования с вузом, возглавляемым Зуевым. По договору на 25,65 млн рублей подрядчик должен был сопровождать «деятельность центров непрерывного повышения профессионального мастерства педагогических работников». Проект включал в себя анализ успешных международных практик, рекомендации по работе центров повышения квалификации, разработку для них документации и обучение 100 специалистов в 11 пилотных регионах.

Как отмечается в публикации «Дождя», в Шанинке не смогли прокомментировать, какие работы по проектам были выполнены вузом, но пообещали уточнить информацию.

Экспертиза экс-начальницы Раковой

«Медуза»*, в свою очередь, сообщила со ссылкой на источник, близкий к следствию, что в основе уголовного дела, по которому проходит Ракова, Зуев и четверо других фигурантов, находится экспертиза госконтрактов, которую выполнили в Российской академии образования (РАО). По словам источника, речь в экспертизе идет о том, что «работы выполнены некачественно».

Российскую академию образования с марта 2020 года, несмотря на протест внутри РАО, возглавляет экс-министр просвещения Ольга Васильева, бывшая начальница Марины Раковой. Как рассказал другой источник «Медузы», «между Васильевой и Раковой во время работы в министерстве был острый конфликт». О причинах этого конфликта источник не сообщил.

Сама Марина Ракова ушла из Минпросвещения в марте 2020 года, перейдя на работу в Сбербанк. Там она занималась проектом «Цифровые образовательные платформы». Следствие подозревает Ракову в том, что она «пролоббировала выделение бюджетных средств Фонду новых форм развития образования», который заказал на эти деньги работы Шанинке. Ущерб следствие предварительно оценило в 50 млн рублей.

Марина Ракова и ее адвокат Юлия Новичкова во время слушания в суде. 7 октября 2021 года. Фото: пресс-служба Тверского суда Москвы / ТАСС / Forum

Марину Ракову Тверской районный суд Москвы 7 октября поместил в СИЗО на два месяца. Неделей ранее у нее дома и в служебном кабинете прошел обыск. После этого Ракова отключила телефон и пропала. 1 октября ее объявили во всероссийский розыск. Через несколько дней Ракова пришла в полицию и заявила, что не планировала скрываться от следствия. После этого она была задержала и затем отправлена судом под стражу.

Под арестом также находится партнер Раковой Артур Стеценко, который, как предполагает следствие, был фиктивно устроен в Фонд новых форм развития образования, топ-менеджеры Сбербанка Максим Инкин и Евгений Зак, а также исполнительный директор Шанинки Кристина Крючкова. Инкин и Зак перешли на работу в Сбербанк вместе с Мариной Раковой, а до этого были заместителями генерального директора Фонда новых форм развития образования.

Стоит ли опасаться за Шанинку

После задержания ректора Шанинки мнения о том, является ли это уголовное дело государственной атакой на частный российско-британский университет, разделились.

В самой Шанинке задержание ректора комментировать отказывались, заявляя, что «все процессы в Школе проходят в штатном режиме, образовательный процесс проходит в соответствии с расписанием и учебным планом», а сотрудники Шанинки надеются «на скорейшее разрешение ситуации».

Политолог и доцент Шанинки Екатерина Шульман отметила в переписке с «Медиазоной», что, по ее мнению, «основной сюжет дела – деньги нацпроекта Образование и Минпросвещение, а Шанинка тут collateral damage (сопутствующий ущерб. – Ред.)», а то, что уголовным делом оказалась затронута Шанинка – «совмещение приятного с полезным» для организаторов дела. Публицист и профессор ВШЭ Александр Архангельский также выразил мнение, что «доблестные органы шли не за Шанинкой, а искали, за что зацепиться в случае с Мариной Раковой».

Политолог Екатерина Шульман у Тверского суда Москвы. 13 октября 2021 года. Фото: «Вот Так»

В свою очередь, профессор Оксфордского университета и Шанинки Андрей Зорин в разговоре с «Медузой» сказал, что «очень обеспокоен судьбой школы, удивительного преподавательского состава, замечательных студентов экстра-класса: умных, глубоких и содержательных». Происходящее он назвал «невероятной трагедией».

О беспокойстве за Шанинку и за самого Зуева рассказал также профессор Шанинки, социолог Григорий Юдин. Он подчеркнул что «потеря Сергея Зуева и его работы» будет ударом «для всех, кому важна университетская свобода, кому важно равноправие студентов, профессоров и администрации».

По мнению социолога и выпускника Шаники Константина Гаазе, для сообщества Шанинки «взятие в заложники» Сергея Зуева – «по-человечески невыносимая ситуация».

«Я не знаю, почему звезды сошлись на Шанинке, от которой, видимо, нужно избавиться ударными темпами. Возможно, дело в профессуре, которая по нынешним временам много болтает», – сказал Гаазе в комментарии «Медузе».

«Либерально заточенный вуз» и «костяк оппозиции»

В день избрания ректору Шанинки меры пресечения статьи об университете вышли в «Известиях» и в издании «Царьград». В обеих публикациях подчеркивается, что «Шанинка воспитывала студентов в прозападном ключе, получая при этом деньги из бюджета России».

«Царьград» назвал Шанинку «британской сетью влияния в русском образовании» и связал лишение вуза государственной аккредитации в 2018 году, возвращенной Шанинке спустя два года, с тем, что университет «не соответствовал образовательным стандартам нашей страны».

По мнению анонимного автора статьи на сайте «Царьграда», цель уголовного дела против Зуева – дать «понять нашим западным партнерам: вмешательство во внутренние дела России недопустимо». Того же мнения придерживаются эксперты «Известий», рассуждающие о том, что Шанинка – «либерально заточенный вуз», представители которого «являются костяком современной оппозиции».

Сергей Зуев в марте 2015 года. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС / Forum

После выхода этих публикаций политолог Аббас Галлямов, который изначально не исключал, что «никакой политики в деле ректора Шанинки нет», написал, что «сомнения рассеялись». Как подчеркнул Галлямов, «такие колхозного качества материалы сами по себе не появляются». Он предположил, что дело против Зуева могло начать с жалобы «руководителя какого-нибудь вуза, который раньше нормальным был, а в последнее время “патриотическим” стал».

«Вот этот руководитель кому-то из обитателей Кремля и напел: дескать, что за дела? Мы под вас прогибаемся, теряем репутацию и деньги, а эти такие в белом расхаживают, независимых из себя строят. Кремлевский обитатель все это послушал и дал отмашку. Чего там париться, действительно ведь надо лоялистов поддерживать», – написал Галлямов.

При этом в Рособрнадзоре заявили, что ведомство не планирует проверять деятельность Шанинки.

«Не бояться публично высказываться о деле»

Студенты, выпускники, преподаватели и сотрудники Шанинки опубликовали в поддержку ректора Сергея Зуева и исполнительного директора вуза Кристины Крючковой открытое письмо. В нем шанинцы пишут, что «серьезно обеспокоены таким развитием событий», потому что «это наносит непоправимый урон <…> одному из ведущих вузов страны».

«В контексте множественных случаев давления на лучшие гуманитарные вузы и факультеты страны у нас есть основания видеть в происходящем сейчас вокруг Шанинки серьезную угрозу для ее организационной и академической автономии», – говорится в письме сообщества Шанинки.

Авторы письма призвали всех «сочувствующих и неравнодушных к делу Сергея Зуева и Кристины Крючковой, а также к судьбе Шанинки, не бояться публично высказываться об этом деле» и проявить солидарность, подписав письмо. На момент публикации этого текста заявление шанинцев подписали более 200 человек.

Московская высшая школа социальных и экономических наук была создана в 1995 году британским социологом Теодором Шаниным. Ее называют Шанинкой по фамилии Шанина, умершего в 2020 году. Обучение в Шанинке ведется по программам бакалавриата и магистратуры, в том числе валидированным Манчестерским университетом. В 2018 году Рособрнадзор лишил Шанинку государственной аккредитации, однако у вуза оставалась образовательная лицензия. В 2020 году государственная аккредитация была восстановлена.

*Внесены в реестр иноагентов.

 

 

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное

Смотрите также

Новости