vot-tak.tv
clear search form iconsearch icon

Кто будет изучать репрессии, если «Мемориал» ликвидируют

Акция “Возвращение имен”, посвященная памяти жертв политических репрессий у Соловецкого камня на Лубянской площади. 2018 год. Фото: Станислав Красильников / ТАСС / Forum

Президент России Владимир Путин на встрече с членами Совета по правам человека согласился, что «Мемориал»* — главный хранитель памяти о советских репрессиях. Но добавил, что организацию есть за что ликвидировать. «Вот Так» разобрался, будет ли кто-то вместо «Мемориала» поддерживать память о трагических событиях советской эпохи, если Верховный суд решит закрыть организацию.

Официальная политика

Российские власти нечасто вспоминают о советском терроре. По запросу «репрессии» на сайте Кремля за последние 10 лет можно найти лишь восемь документов и порядка 80 новостей. Это слово или произносят на встречах с Владимиром Путиным, чтобы описать нынешние события, или сам Путин вспоминает о репрессиях, непременно добавляя, что можно обратить внимание и на другие события.

«Да, мы помним и, конечно, никогда не забудем трагических страниц ХХ века, о преступлениях и репрессиях против собственного народа. Но безусловно и то, что эффективная работа органов безопасности всегда была и всегда будет исключительно значима для России», — говорил президент РФ, поздравляя сотрудников госбезопасности.

Часть информационных сообщений на сайте главы государства коротко рассказывает о заседаниях президентской комиссии по реабилитации жертв политических репрессий. Одной из ее основных задач, судя по положению, является «изучение, анализ и оценка политических репрессий». Комиссия также должна «информировать общественность о масштабах и характере политических репрессий». Но в последние несколько лет она делает упор лишь на последнем пункте правил работы: готовит доклады для президента. По крайней мере, именно об этом гласят короткие заметки на сайте.

Владимир Путин на церемонии открытия мемориала жертвам политических репрессий советской эпохи под названием «Стена скорби» в Москве. 2017 год. Фото: POOL / Reuters / Forum

К слову, комиссия, судя по сообщениям, собиралась ежегодно с 2011 по 2015 год. Затем она провела два заседания в 2017 и 2019 году. Очевидно, комиссия должна была собраться в 2021 году, однако этого, по-видимому, до сих пор не произошло.

На сайте правительства с 2011 года репрессии упоминали 36 раз. Где-то — короткой фразой в выступлении. Где-то — в профильных документах. В 2015 году правительство РФ утвердило концепцию государственной политики по увековечиванию памяти жертв политических репрессий. Она предполагает создание музеев, открытие архивов и выявление мест захоронений. Завершить «наиболее значимые программы» планировали в 2019 году. Но в 2018-м окончание этих работ перенесли на 2024 год.

Следить за тем, как выполняется концепция, должна рабочая группа при президенте РФ. Ее сформировали в 2018 году. Сейчас она состоит преимущественно из чиновников, парламентариев и уполномоченных по правам человека. В нее входят представители ФСИН, ФСБ и ФСО, а также несколько исследователей, один представитель «Мемориала», президент Русского благотворительного фонда Александра Солженицына Наталья Солженицына и руководитель государственного музея ГУЛАГа Роман Романов.

Музей ГУЛАГа

Государственный музей ГУЛАГа появился в 2001 году по инициативе Антона Антонова-Овсеенко. Формальным его учредителем является Департамент культуры Москвы. Между музеем ГУЛАГа и «Мемориалом» можно провести много параллелей. Обе организации имеют коллекции экспонатов (у государственного музея их больше) и помогают найти информацию о репрессированных (при этом госмузей основывает свою работу на списках «Мемориала»). У них есть свои просветительские проекты (у «Мемориала» – больше и масштабнее), обе организации изучают документы советского периода.

Отличий между «Мемориалом» и музеем ГУЛАГа тоже много. Главное — в целях и миссии. Государственный музей ГУЛАГа своей работой хочет побудить к размышлению о человеческой жизни. «Мемориал» же, согласно уставу, участвует в восстановлении исторической правды и содействует в построении демократического правового государства, исключающего возможность возврата к тоталитаризму.

В музее истории ГУЛАГа. Москва, 2016 год. Фото: Komsomolskaya Pravda / Russian Look / Forum

Есть еще одно важное различие — про проекты «Мемориала» уже давно не пишут, к примеру в официальной «Российской газете». В отличие от музея ГУЛАГа.

Новости
В московском офисе «Мемориала» сорвали показ фильма про Голодомор
14.10.2021 22:51

Музей нередко называют единственным государственным учреждением, которое полностью посвящено жертвам сталинских репрессий. Однако есть и другие, они вместе входят в Ассоциацию памяти российских музеев. Она объединила 36 мемориальных комплексов, краеведческих музеев и организаций, посвященных репрессиям, по всей стране. Их цель — «собрать свидетельства и отголоски» тех событий, чтобы осознать масштаб трагедии.

В эту ассоциацию, к примеру, входит томский мемориальный музей «Следственная тюрьма НКВД». Его создал еще облисполком в 1989 году. Музей занимает подвал, в которым в 1930-х исполнялись внесудебные решения «троек» о расстрелах советских граждан. Руководит музеем член правления «Мемориала» Василий Ханевич. В ассоциацию также входит музей «Пермь-36», расположенный на территории одного из бывших лагерей. Его создала группа исследователей при поддержке пермского «Мемориала» в 1990-х годах. В 2014 году его забрало под контроль государство и на короткое время он превратился в музей работников ГУЛАГа.

Экспозиция музея истории политических репрессий «Пермь-36». 6 марта 2015 года. Фото: Kimerling Maxim / TASS / Forum

С московским Государственным музеем истории ГУЛАГа также связан Фонд памяти. Его создали в рамках реализации концепции госполитики в 2015 году. В состав фонда входят представители МГУ и ВШЭ, руководитель благотворительного фонда Александра Солженицина, экс-руководитель СПЧ Михаил Федотов, исполнительный директор «Мемориала» Елена Жемакова.

Фонд также ставит целью изучать и распространять информацию о репрессиях. Он поддерживает выставки в Государственном музее ГУЛАГа, издает книги, исследует места расстрелов и проводит по ним экскурсии. Вместе с «Мемориалом» он реализует проект «Последний адрес» (размещение памятных табличек 11×19 см с именами репрессированных на домах, откуда их забирали карательные органы). В 2021 году фонд получил президентский грант на создание единой базы данных репрессированных.

Памятная табличка в рамках проекта “Последний адрес”. Фото: Михаил Джапаридзе / ТАСС / Forum

Пока и фонд, и государственный музей работают без видимых ограничений на темы. В том числе и сотрудники «Мемориала» называли их проекты и экспозиции «хорошо сделанными». Однако после того, как Генпрокуратура подала иск против общества, с музеем ГУЛАГА произошел странный случай: его сотрудники сначала разместили в соцсетях посты в поддержку «Мемориала», а затем удалили их без объяснения причин. Активисты не исключают, что на музей надавили.

«Вот Так» направил запрос в Государственный музей ГУЛАГа, но на момент публикации не получил ответа.

Новости
Суд назначил дату прений по иску о ликвидации «Международного Мемориала»
14.12.2021 15:43

РПЦ, РВСН и другие

Среди тех, кто участвует в различных группах по сохранению памяти жертв политических репрессий, есть и Русская православная церковь. Она отчасти тоже считает себя хранителем памяти о трагических событиях XX века. В 2021 году РПЦ официально объявила 30 октября днем поминовения всех жертв политических репрессий.

«Несколько лет назад началась работа над тем, чтобы подчеркнуть заботу церкви и о тех невинных жертвах репрессий, гибель которых не связана с исповеданием веры Христовой. Необходимость такого поминовения всех жертв террора была отмечена еще Архиерейским собором 2011 года. С тех пор всё выстраивалось, формировались богослужебные практики, прошения», — рассказывал замуправделами патриархии епископ Савва (Тутунов).

Поминовение не ограничивается заупокойными богослужениями. Нередко епархии устраивают акции, напоминающие «Возвращение имен» (мероприятия «Мемориала») – на них тоже зачитывают списки жертв политических репрессий.

В 2020 году об изучении репрессий заявило Российское военно-историческое общество (РВИО). Правда, его интересуют не все судьбы, погубленные советским режимом, а только репрессированные советские военачальники. У общества, впрочем, особое отношение к советскому политическому террору. На его сайте слово «репрессии» чаще упоминают, описывая действия вермахта. Как и независимые историки, РВИО проводило раскопки в урочище Сандармох. Но представители общества искали там не захоронения расстрелянных НКВД советских граждан, а якобы убитых финнами в начале 1940-х пленных красноармейцев.

Сандармох

Урочище Сандармох в Карелии – место массовых расстрелов и захоронений во время сталинского Большого террора 1937–1938 годов. Фото: Paulss88 / Wikimedia Commons

Между тем ранее захоронение жертв Большого террора в Сандармохе обнаружила экспедиция карельского историка Юрия Дмитриева. В «Мемориале» отмечают, что он смог поименно назвать всех погибших. После этого на Дмитриева завели уголовное дело – в 2016 году анонимный заявитель уличил исследователя в фотографировании приемной дочери голой. Историк утверждает, что фотографировал болезненную девочку обнаженной для контроля ее развития и отчета перед органами опеки. С тех пор исследователя истории сталинских репрессий пытаются осудить по разным статьям, связанным с домогательствами к несовершеннолетним.

«Вот Так» подробно рассказывал о деле историка Юрия Дмитриева:

Новости
Прокуратура попросила ужесточить наказание историку Юрию Дмитриеву
03.12.2021 15:01

Кроме РВИО обсуждают массовые расстрелы и другие прокремлевские эксперты. На их съездах, к примеру, говорят, что в истории с убийством более двух десятков тысяч пленных поляков в 1939 году под селом Медное и в Катыни «всё не так однозначно».

В России также существует Ассоциация жертв политических репрессий. Где-то ее местные отделения поддерживают проекты «Мемориала», устанавливают свои памятные знаки, а также выпускают совместно с другими исследователями, общественниками и архивами книги памяти. Где-то — жалуются на проекты активистов, предлагающих в игровой форме почувствовать, как обращались с приговоренными к расстрелу.

«Движение остановить нельзя»

Так или иначе, ни один из существующих в России проектов нельзя сопоставить с «Международным Мемориалом», считает уральский историк и глава екатеринбургского общества «Мемориал»* Александр Мосин. «Есть музей ГУЛАГа, есть Фонд памяти и некоторые другие родственные организации. Они занимаются этими вопросами, но по масштабам исследовательской и историко-просветительской работы они не в состоянии заменить “Мемориал”», — сказал он.

Собеседник «Вот Так» допустил, что государство может попытаться создать что-то для замены «Мемориала», но в итоге получится лишь симулякр. «На большее оно (государство. — Ред.), в нынешнем своем состоянии неспособно», — подчеркнул Мосин.

Мнения
Мертвые хватают живых. Михаил Эдельштейн о репрессиях осени
13.11.2021 19:46

Историк уверен, что даже если «Мемориал» действительно упразднят, региональные организации, связанные с обществом, продолжат свою работу. Например, томский «Мемориал» даже не имеет юрлица, поэтому и ликвидировать его невозможно. Продолжат изучать репрессии и местные правозащитники, краеведы, активисты.

Участник акции в поддержку “Мемориала” у здания Верховного суда России, где проходят слушания по делу организации. 14 декабря 2021 года. Фото: Станислав Красильников / ТАСС / Forum

Запрет «Мемориала» не коснется деятельности жителя Томска Дениса Карагодина, который уже несколько лет расследует, кто расстрелял его прадеда. Челябинская правозащитница Оксана Труфанова также, вероятно, не прекратит изучать историю репрессий и после публикации книги о Золотой горе. Продолжат поиски информации о советском терроре и другие исследователи, работающие в архивах.

«А на месте “Международного Мемориала” неизбежно возникнет новая организация, которая продолжит его работу. Это движение остановить нельзя, как невозможно обратить вспять время», — резюмировал Мосин.

история
Фанера над могилой. Случайно вскрытую шахту с черепами в Челябинске изучат нескоро
02.11.2021 19:05

Федеральный хранитель памяти

Впрочем, есть в России еще одна структура, которая пытается претендовать на звание «главного хранителя памяти о репрессий». Это Федеральная служба безопасности. Она надзирает за архивами и выступает против рассекречивания имен чекистов, приводивших в исполнение «высшую меру наказания».

Словно в ответ на труды историков ФСБ публикует иные документы — о людях, которым в свое время отказали в реабилитации. И подобных сообщений становится больше.

Иван Маслов

*Минюст внес «Международный Мемориал» и екатеринбургское общество «Мемориал» в реестр НКО-иноагентов.
Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное
Популярное