vot-tak.tv
clear search form iconsearch icon

Наркотики, неплохая еда и страх. Монолог командира, который готовит мобилизованных в учебном лагере

Российский военнослужащий поправляет форму мобилизованного в Омске, Россия. Снимок носит иллюстративный характер. 10 ноября 2022 года
Российский военнослужащий поправляет форму мобилизованного в Омске, Россия. Снимок носит иллюстративный характер. 10 ноября 2022 года
Фото: Алексей Мальгавко / Reuters / Forum

Мобилизованные россияне регулярно жалуются, что в учебных частях они фактически не проходят никакой подготовки и не получают нужной для войны амуниции. «Вот Так» поговорил с мобилизованным, которого, несмотря на отсутствие реального боевого опыта, назначили командиром взвода — теперь он обучает других новобранцев в одной из учебных частей. По его словам, быт в «учебке» налажен неплохо, но бывают и эксцессы: одни мобилизованные напиваются до беспамятства, другие прямо в туалете «пускают что-то по вене» и оставляют там же самодельные приспособления из бутылок для курения марихуаны.

«К войне отношусь плохо»

В 9 часов утра, в воскресенье, ко мне постучались сотрудники полиции — принесли повестку. У меня давно было ощущение, что такое произойдет, поэтому морально был готов. С родителями был составлен план действий на этот случай. Почему не убежал и не проигнорировал повестку? Тут сложно назвать одну причину, из главных выделю следующее. Было ощущение, что побег — это неправильно, не смогу простить себе в дальнейшем; также чувствовал необходимость что-то изменить в своей застоявшейся жизни, получить толчок, выйти из зоны комфорта.

Каких-то патриотических убеждений [у меня] особо не было и нет. К правительству у меня много вопросов, но к стране их нет. Также есть некая потребность внести свой вклад в эти события, я убежден, что если Россия проиграет, то это приведет к печальным последствиям для населения, в том числе и для меня.

Обзор
Жены и матери белгородских мобилизованных потребовали вернуть родных с передовой. Таких обращений становится все больше
12.11.2022 13:43

К войне отношусь плохо, но уже не вижу смысла обсуждать ее правильность или неправильность. Она уже началась, тут надо идти до конца, каким бы он ни был, остановка равна смерти.

Новобранцы слушают инструктора во время военной подготовки на полигоне в Ростовской области. Россия, 4 октября 2022 года Фото: AP Photo / East News

«В дороге все было нормально, не считая пьянок»

Я пришел в военкомат, там уточнили данные и дали повестку с датой отбытия. Был промежуток в четыре дня, занялся сбором вещей и закрытием личных дел. Военно-врачебной комиссии не было, она проводится по желанию: если есть что сказать врачам, надо обратиться в санчасть уже на месте.

Сам я заканчивал военную кафедру в одном из регионов, учился на разведчика. Нас учили весьма неплохо, но то были уже базовые и устаревшие знания: как правильно держать оружие, как передвигаться, как маскироваться и так далее. Всему этому приходится учиться здесь заново. Другая война — другие правила.

Я прибыл в назначенный день на пункт сбора к 9 утра, получил жетон с личным номером, написал заявление на единовременную выплату от региона, после чего меня отпустили погулять до 18 часов. Затем мы сели в автобус, доехали до вокзала, где нас проводили губернатор, священник и другие люди — родственники и чиновники.

В дороге все было нормально, не считая пьянок. Вообще пьющих было немного, навскидку 10–15%. Пока ехали, с поезда сняли одного мобилизованного, устроившего дебош. Мобилизованный был пьяным в хлам, закрылся в туалете и кричал, что никуда ехать не хочет. Уже в палаточном лагере ходили слухи, что до нас на «губу» (так в армии называют гауптвахту, куда отправляют арестованных солдат внутри армии. — Ред.) отправили восемь человек за пьянки.

Обзор
Власти пытаются справиться с пьянством среди мобилизованных. Иногда из-за алкоголизма возвращают домой
14.11.2022 11:44

Вообще тут строгий сухой закон, но досмотр не особо тщательный [поэтому пронести что-то можно]. Пить стараются тихо, чтобы не привлекать внимание военной полиции. Само собой, армия — это срез общества, поэтому все его проблемы присутствуют и тут.

Если говорить о наркотиках, то такие случаи тоже бывали. Дневальный из моей палатки, выйдя ночью в туалет, обнаружил там двух товарищей, пускающих что-то по вене.

Им, кажется, ничего не было — решили отпустить. Я и сам находил в туалете бутылки с фольгой [для курения марихуаны]. Но все же такие случаи скорее исключение, основная масса военнослужащих не пьет и не употребляет.

Бутылка с фольгой для курения марихуаны в воинской части. Фото предоставлено героем

«Короче, акклиматизация»

Немного о быте. Мы живем в палатках, рассчитанных на 36 человек, но фактически людей меньше. Отапливаемся двумя буржуйками, есть электрическое освещение и возможность зарядить свои устройства в самих палатках. Спим на двухэтажных деревянных нарах, практически вплотную друг к другу. По прибытии нам выдали форму, «пиксельку», естественно, не по размеру, что, впрочем, не мешает попросту поменяться.

В дальнейшем выдавали еще кое-что по мелочи: обувь, шапки, постельное белье и все такое. Бронежилеты, каски и оружие дадут уже потом, когда закончим обучение здесь и отправимся дальше. Что конкретно дадут, естественно, никто не знает. В целом выданного хватает, форма не особо удобная, но теплая, плюс иногда привозят гуманитарку (помощь из регионов и от близких. — Ред.), так что раздетым точно не останешься.

история
«Без подготовки отправили всех на убой». «Вот Так» поговорил с родными пленных мобилизованных из Белгородской области
29.10.2022 17:24

Через неделю после прибытия меня назначили командиром взвода (около 30 человек. — Ред.) в полк территориальной обороны. Сразу после этого началось обучение от инструкторов, которое я могу оценить на твердую пятерку. Все инструкторы воевавшие, занятия проходят с боевым оружием, проводятся стрельбы, изучение тактики, медицина так вообще почти каждый день. Еще представители какой-то ЧВК ходят, солдат набирают, но отклик небольшой.

Очень устаю физически, занятий много. Как-то проводилась «обкатка» танком. Это когда ты лежишь в окопе, а над тобой эта дура [танк] в 40 тонн проезжает — там надо гранату на радиатор кинуть. Еще стреляли из пулемета, метали боевые гранаты, видел, как танки и ПЗРК стреляют.

В начале было много болеющих. Один слег с бронхитом, другой — с диабетом легким. Еще один получил защемление позвоночника. Его увезли в больницу, я договорился. Ну и много солдат с соплями, температурой. Короче, акклиматизация.

Группа выступает для российских мобилизованных перед их отправкой в гарнизоны. Омск, Россия. 10 ноября 2022 года Фото: Алексей Мальгавко / Reuters / Forum

«Постоянно играет Газманов»

Мой взвод в целом довольно молодой: почти все до 30 лет, пара человек за 40, один на вид за 50. Людей с военным опытом у меня нет, но вообще такие тут есть, причем даже воевавшие в Украине: кто ополченцем, кто на контракте. В других взводах народ выглядит постарше, среди офицеров батальона я самый молодой. Особого порядка формирования [батальона] я не увидел, до распределения можно было просто подойти к офицеру и записаться, если есть место и если он захочет тебя взять.

Пока что мы ходим на занятия шесть дней в неделю. В свободный день я отсыпаюсь «до победного», но вообще есть и культурная программа: злоебучие концерты с патриотическими песнями в исполнении сельских певиц. Постоянно играет Газманов.

Мой рабочий день начинается в 6 утра, иногда раньше, заканчивается в 22–23 часа, иногда позже. В основном мы до обеда занимаемся с личным составом, после обеда бегаем и решаем их проблемы: кому чего не хватило, собираем разные списки, пытаемся решить проблему с обеспечением. На второй неделе я каждый день после обеда уходил на занятия для офицеров, после этого — построение, совещание, разбор полетов, довожу новости до своих и падаю спать. Иногда даже поесть не успеваешь, хватаешь на ходу. Кстати, о кормежке — она весьма неплохая.

Анализ
Зима близко. Эксперты о том, почему для российской армии она будет кошмарной и невыносимой
07.10.2022 15:29

Кормят полевой кухней, на завтрак гречка/макароны/перловка, плюс сладкое в виде конфет, печенья или пряников, которое никогда не пользуется спросом. Чай или кофе, вроде как без брома (известный миф в армейской культуре о том, что в еду солдатам якобы добавляют бром, чтобы снизить половое влечение. Миф был развенчан множество раз. — Ред.). На обед два блюда, суп и второе, а также соленые огурцы и сало.

На ужин примерно то же, что и на завтрак. Ну и масло, хлеб. Выдача выглядит как шведский стол: просто идешь и берешь, сколько нужно. Многие не едят, предпочитая покупать в местных «чипках». Это магазины на колесах, где можно купить все: от всяких хозяйственных мелочей до шаурмы. Там даже шашлык жарят. Ценник конский, примерно в полтора-два раза больше, чем в обычных магазинах, но выбора нет, если хочется сладкого.

Еда в воинской части. Фото предоставлено героем

Отношения внутри коллектива в целом нормальные, конфликты возникают редко — в основном когда все голодные и замерзшие приходят с учений, а в палатке холодно или не выброшен мусор. Такое решается сразу, так что даже конфликтом назвать это нельзя.

«Времени мало, никто не знает, когда отправка»

Еще немного об обучении. Скоро инструкторы уедут, и обучать солдат придется самим офицерам. Строевой подготовки нет вообще, только боевая.

Вообще тут очень много вольностей в сравнении с армией. Почти каждый второй ходит с бородой, дневальные занимаются только отоплением и уборкой, офицеры не стараются задрочить личный состав, так как времени мало, никто не знает, когда отправка. Никто не следит за формой одежды, отчего при взгляде на подразделение возникает стойкая ассоциация с ополчением или партизанским отрядом.

Обзор
Драки, убийства и суициды. Что известно об учебном гарнизоне в Елани, где погибли мобилизованные россияне
03.10.2022 19:48

С телефонами тут тоже все весьма просто — всем похрен. Инструкторы ругаются, но скорее по привычке, приобретенной на Украине. Связь у нас через телефон, WhatsApp, Telegram и рацию. Бесконечно можно путаться среди всех этих средств связи. Интернет тут плохой, особенно вечером, когда сообщение может отправляться по нескольку минут.

Все надеются вернуться домой целыми и живыми, а настроение скорее боевое, но без ура-патриотизма. Вообще ни одного такого не встречал тут [с таким отношением]. К украинцам скорее относятся с сочувствием, чего нельзя сказать о правительстве страны. Зеленского все называют наркоманом, а простой народ военным жалко, но с настороженностью — всегда можно нож в спину получить.

Насчет политических взглядов скажу следующее: над многими палатками висят флаги. Помимо флагов различных родов войск присутствуют несколько российских, пара советских и даже один имперский с надписью «Мы русские — с нами Бог».

Ну и страшно тут всем, но никто этого не показывает.

Записал Антон Городецкий

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное