vot-tak.tv
clear search form iconsearch icon

«Страх начинает тебя съедать». Миллионы украинцев полгода борются с депрессией из-за войны

Окно поезда во время эвакуации людей из  Покровска, Донецкая область, Украина, 24 мая 2022 года.
Окно поезда во время эвакуации людей из Покровска, Донецкая область, Украина, 24 мая 2022 года.
Фото: Carloss Barria / Reuters / Forum

15 миллионов граждан Украины нуждаются в психологической помощи, но из-за нехватки специалистов практически не имеют шансов ее получить. Эти люди пережили гибель близких, оккупацию, обстрелы или вынужденную эмиграцию. «Вот Так» рассказывает, как они скупают алкоголь, смотрят сериалы и даже употребляют наркотики, чтобы справиться с психологическим давлением.

Полгода без прогулок

Последние полгода Сергей безвылазно провел в Донецке — не выбирался даже за пределы своего района. Мужчина редко выходит из дома, потому что не хочет уехать на фронт. Власти «ДНР» и «ЛНР», по его словам, проводят насильственную мобилизацию — на «защиту республик» призывают даже тех, у кого в паспорте стоит печать об отсрочке. В такой обстановке, рассказывает Сергей, практически нет занятий, которые помогли бы снять психологическое напряжение.

«Изначально я боялся, что заберут на улице, но сейчас чувствую безразличие. Страх начинает тебя съедать. Уже полгода я никуда из своего района не выезжал. Сидишь просто и ждешь, пока все закончится, но надежды мало. Начинаешь по звуку изучать все снаряды. С начала войны ругались с женой еще больше. Взрывы, только родившийся ребенок и советы от ее родственников — здесь сложно сохранить психику и отвлечься, когда каждый твой день как последний», — говорит Сергей.

Мужчина с велосипедом на фоне дыма после обстрела в Славянске. Донецкая область, Украина. Июль 2022 года. Фото: Marco Jurica / Reuters / Forum

Репортаж
Между Киевом и Будапештом. Как война изменила жизнь закарпатских венгров, которые живут в Украине
15.08.2022 16:42

Чтобы отвлечься от обстрелов и военных действий, он старается иногда встречаться с друзьями и больше времени проводить с семьей. Это помогает, но только до очередного «прилета». Когда рядом с домом разрывается снаряд, состояние покоя тут же исчезает, вместо него, по словам мужчины, возникает паранойя. Единственное, что сейчас спасает от войны, которая, по ощущениям, не закончится уже никогда, — это маленький ребенок, рассказывает Сергей. За несколько месяцев до российского вторжения у него родилась дочь.

«Иногда кажется, что ты так и не увидишь, как люди начнут нормально жить. Хочется выехать, но с нынешними реалиями это сделать невозможно. Нам остается только ждать и потом уезжать. За последние полгода я не чувствовал себя счастливым. Что тут может быть хорошего, кроме дочери? Семья — это отдушина. И накручиваешь себя из-за того, что во время взрывов приходит понимание, что ты можешь их потерять. Но уже столько времени прошло, что даже к такому состоянию привыкаешь», — говорит собеседник «Вот Так».

Наркотики и видеоигры

Артур уже не в первый раз своими глазами видит наступление «русского мира». В 2014 году он жил в Луганске, а после создания так называемой ЛНР был вынужден уехать в Киев. Наученный опытом восьмилетней давности, Артур не стал паниковать и в первые дни войны решил закупиться — в первую очередь легкими наркотиками и алкоголем. По его словам, на Донбассе во время боевых действий спиртное стало одной из главных валют.

«Но все мои запасы пошли на меня. Ситуация с наркотиками при этом никак не поменялась — работали все те же поставщики», — объясняет собеседник «Вот Так».

В начале военных действий, когда российская армия стояла в Киевской области, пришлось искать развлечения внутри квартиры. Тогда, вспоминает Артур, ему на помощь пришли видеоигры. Целыми днями он сидел у компьютера.

Житель Киева в своей квартире, поврежденной в результате российской бомбардировки. Украина, 18 марта 2022 года. Фото: Marcus Yam / Los Angeles Times /Shutterstock

История
Жители приграничных сел России спустя полгода эвакуации возвращаются домой и гибнут под обстрелами. «Вот Так» рассказывает их истории
09.08.2022 12:23

Первые два месяца войны мужчина вообще не выходил из дома и только изредка принимал гостей. К нему заезжали друзья и родственники и рассказывали, что происходит «за бортом» его квартиры.

«Несмотря на то что сообщение о войне во второй раз воспринимается не так страшно, воспоминания остаются в голове. Нет желания снова переживать эти события, смотреть на военную технику, противотанковые ежи, поэтому во избежание депрессии, которая и так есть, проводишь время дома. Вместе с тем я консультировал знакомых киевлян, как спасаться от панических атак и как общаться с военными на блокпостах», — говорит Артур.

Спасало Артура кино. Он рассказывает, что у него «нормальный вкус», однако последние месяцы он чаще всего смотрел российский комедийный сериал «Физрук» — так было проще расслабиться.

Депрессивная Европа

Миллионы украинских беженцев после начала российского вторжения устремились в страны ЕС. По подсчетам Всемирной организации здравоохранения, в одной только Польше оказалось около полумиллиона украинцев, которым нужна помощь в связи с психическими расстройствами.

В конце февраля Юлия вместе с сыном поехала из Киева транзитом через Западную Украину в Чехию. Автобусы, которые вывозили людей из украинской столицы, в то время были переполнены — спать обоим пришлось прямо на полу.

«Когда выезжали, в первую очередь я почувствовала облегчение, так как вывезла ребенка из воюющей страны. В Праге все происходило автоматически: нашли школу, секцию дзюдо для ребенка. Сейчас я даже не понимаю, как получилось найти все необходимое в чужой стране», — рассказывает Юлия.

Яна Йодасова, директор подготовительной школы балета Национального театра, во время урока балета с пострадавшими от войны украинскими детьми. Прага, Чехия. Апрель 2022 года. Фото: Michal Cizek / AFP

В Украине у нее остался муж, поэтому она постоянно думает о возвращении домой, в Киев. Вид летней Праги, в которой практически ничего не напоминает о войне, вызывает скорее раздражение.

«Не хочется гулять по центру и смотреть на мирную спокойную жизнь. Было подвешенное депрессивное состояние, из-за которого я срывалась на ребенке, когда он мог что-то сделать не так. Конечно, после этого просила прощения», — говорит собеседница «Вот Так».

Обзор
Лишь для самых уязвимых. Европа сокращает помощь украинским беженцам
18.07.2022 17:47

В Праге Юлия заселилась в квартиру, которую бесплатно сдавали беженцам на полтора месяца. По ее словам, ей крупно повезло — украинцы, которым не хватило льготного жилья, столкнулись с большими проблемами, иногда их создавали соотечественники.

«В Чехии есть практика, что украинцы из западной части страны приезжают в Прагу и снимают трехкомнатные квартиры, чтобы в будущем сдавать по комнате украинцам, которые находятся в Чехии как беженцы. Из-за этого многие жители Праги отказывались сдавать нам свои квартиры. По соседству с нами поселилась девушка из Львова, которая вдобавок к нестабильному эмоциональному состоянию создавала конфликты и комментировала, на каком языке я должна общаться с сыном», — говорит собеседница.

Чтобы перестать думать о войне, Юлия вместе со своим ребенком постоянно смотрели сериалы на Netflix: их было так много, что названия уже забылись.

«Пару раз я выпивала бутылку пива, иногда с подругой вина, предполагая, что это может расслабить, но становилось только хуже», — рассказывает киевлянка.

Недавно Юлия вернулась на родину. После этого, по ее словам, психологическое состояние быстро стабилизировалось.

«Как только мы пересекли границу, у меня потекли слезы, которые до сих пор появляются, когда я вижу украинских военных на блокпостах», — добавляет она.

Ритуалы спасают психику

Украинцы столкнулись с разными проблемами: у кого-то из них так называемая травма свидетеля, у некоторых — реальный посттравматический синдром, уехавшие же часто испытывают синдром выжившего, рассказывает украинский нейропсихолог Виктория Любаревич-Торхова.

«Что помогает человеку проживать негативные последствия? Когда мы включаем заботу о ком-то. Так как себе помочь мы не можем, начинаем переключать фокус внимания на другого человека или группу людей. Поэтому сейчас много волонтеров. Кто-то интуитивно, кто-то осознанно понимает, что, пока ты помогаешь другому человеку, тебе легче. Также необходимо искать помощь и не думать, что все проблемы пройдут сами», — объясняет специалист.

история
«Мы у них в стоп-листе». Российским волонтерам не дают помогать украинским беженцам в Бельгии
16.06.2022 19:30

Депрессивное состояние, по ее словам, подпитывается большим потоком информации, которая появляется на фоне военных действий. Чтобы избежать лишней тревожности, нужно сократить время, которое уходит на чтение ленты новостей.

«Необходимо привносить ритуалы и рутину в свою жизнь. Это значит структурировать свою жизнь в мелочах. Например, выпить кружку воды с утра, заварить чай или соблюдать утренний режим в определенной последовательности. Это банальные вещи, но стоит поставить их в распорядок. Это стержень, за который может держаться человек: говорить себе — со мной все в порядке, пока есть этот ритуал. У каждого могут быть свои талисманы, что выбрать — каждый решает сам», — говорит психолог.

Желание отдохнуть или расслабиться — абсолютно естественное для каждого человека, во время войны оно никуда не исчезает. Поэтому не стоит винить себя за желание отвлечься от шокирующей информации, которая поступает с фронта, добавляет Любаревич-Торхова.

Владимир Самарский для «Вот Так»

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное