«Олимпийские боги»: зачем России специальный храм для спортсменов?

Дмитрий
Горевой
Религиовед

В московском районе Северное Бутово появится храм для олимпийской сборной России. Об этом журналистам «Интерфакс-Религии» сообщил депутат Госдумы, куратор программы «200 храмов» Владимир Ресин.

В Северном Бутово появится храмовый комплекс в честь святого благоверного князя Дмитрия Донского. Источник фото: mos.ru

Храмы, деньги, два столпа

Программа по строительству церквей «200 храмов» впервые была предложена патриархом Кириллом в первый же месяц его патриаршества в феврале 2009 года. В 2010 году в РПЦ создали специальный фонд для программы, который наполнялся через частные пожертвования. Суть программы в том, чтобы обеспечить московских верующих, проживающих в спальных районах, «храмами шаговой доступности». Дело в том, что действительно большинство храмов располагается в центральной части города в ЦАО. В то время как в новых больших жилых массивах почти нет церквей. Это и хотели исправить.

Такая на первый взгляд логичная идея уже на стадии реализации проекта привела к многочисленным конфликтам. Дело в том, что строить храмы собирались в ущерб паркам и скверам. Местным жителям это не понравилось, и они начали протестовать.

Самым серьезным конфликтом стала ситуация вокруг парка «Торфянка». Противостояние жителей района и православных бросало тень на репутацию программы. Судя по всему, организаторы задумались над изменениями и теперь будут строить храмы не вместо, а вместе с инфраструктурой.

Так, новый религиозный комплекс для спортсменов будет включать не только храм, но и спортивную площадку для детей, бассейн, медицинский кабинет, балетную школу и еще несколько объектов. Сама церковь будет занимать лишь 10% от общей площади комплекса. Построив необходимую социальную инфраструктуру, будет легче обосновать наличие храма.

В Северном Бутово появится храмовый комплекс в честь святого благоверного князя Дмитрия Донского. Источник фото: mos.ru

«Программа 200» держится на двух столпах – РПЦ и московской мэрии. В патриархии очень заинтересованы в строительстве храмов в спальных районах, поскольку они приносят неплохую выручку. По данным экс-главреда Журнала Московской патриархии Сергея Чапнина, средний храм в спальном районе отчисляет в бюджет РПЦ по нескольку миллионов рублей в год. За 10 лет программы было построено около сотни храмов, то есть бюджет патриархии вырос минимум на 200 млн рублей в год.

Теоретически финансовый интерес может быть и на стадии строительства. «Программу 200» курирует депутат Госдумы Владимир Ресин. Это именно он подписывал необходимые документы для ее старта. В период, когда мэром Москвы был уже не Юрий Лужков, но и еще не Сергей Собянин. Ресин тогда был временно исполняющим обязанности. Несмотря на то что Ресин покинул мэрию еще в далеком 2011 году и перебрался в Госдуму, по данным РБК, у него до сих пор есть служебный кабинет в здании Московского правительства по соседству с теперешним вице-мэром по строительству Маратом Хуснуллиным. Деньги на храмы дают большие госкорпорации, олигархи и частный бизнес. Какие преференции или налоговые возмещения они могут получать взамен, остается загадкой.

Олимпийские боги

Но почему храм будет посвящен именно спортсменам? Почему не строят просто обычный храм в спальном районе? Дело в том, что в России сформировалась собственная гражданская религия – некая гремучая смесь из патриотизма, примата государства, идеи жертвенного служения Отечеству, замешанная на православной эстетике и ритуале.

Знаковым физическим воплощением этой гражданской религии стал главный храм Вооруженных сил.

В Подмосковье освятили главный храм Вооруженных сил России

Примечательно, что его ведь даже не называют религиозным названием в честь чего он освящен – Воскресения Христова. Все знают его как главный храм ВС РФ. Он был храмом-апробацией. Общество со скрипом, критикой, высмеиваниями, но приняло его. Теперь такие «ведомственные» храмы поставят на поток.

«На его совести кровь миллионов». Митрополит РПЦ высказался против изображения Сталина в храме Минобороны

Будут скрещивать православие с другими государственными сферами. Так, появится главный храм медиков, металлургов, пожарников, полицейских, росгвардейцев, фээсбэшников и так далее. Таким образом все сферы государства становятся «сакральными», а сакральное, как известно, не подлежит критике. К тому же это еще и хороший способ освоения средств. На подобные комплексы можно списать уйму денег, организовать тендеры для нужных компаний и так далее.

Интересно, как будет выглядеть этот храм? Будет ли там столько же пафоса, как в церкви военных? Например, будут ли фрески с экс-министром спорта Виталием Мутко? Будет ли похожа Богородица на Алину Кабаеву? Сможем ли мы увидеть героическую сцену замены баночек с мочой российскими фээсбэшниками? Будут ли там провозглашать анафему антидопинговому комитету WADA? Увидим ли мы символизм в параметрах храма: высоту по количеству медалей, площадь по количеству спортсменов в сборной и так далее.

Кустурица и еще 10 тысяч человек посетили храм Минобороны России в первый день работы

Распад постсоветского православия

Подобная профанация и использование церкви в сугубо практических целях имеет и прямые негативные для нее самой последствия. Во-первых, и это очевидно, происходит дискредитация православия, церковь теряет доверие и разрушает собственную репутацию, добытую в прошлом веке кровью сотен тысяч новомучеников и жертв сталинского террора. Во-вторых, и тут я полностью согласен с австрийским религиоведом Кристиной Штокль, подобные действия РПЦ вместе с коллективным одобрением поправок в Конституцию ведут к тому, что Московский патриархат превращается в национальную церковь Российской Федерации.

Когда ты претендуешь на наднациональный проект по типу католической церкви, ты не будешь поддерживать только одну национальную олимпийскую сборную или армию. Хотя бы потому, что твоя паства живет в разных странах и имеет разные команды. Но в РПЦ поддерживают только Россию, повестка дня там сугубо российская, в фокусе внимания сугубо российские проблемы.

Таким способом не удержать паству за рубежом. Московский патриархат рискует замкнуться в рамках самой России, а за пределами быть представленным лишь как реликт империи, островок «русского мира», но никак не главенствующая конфессия. И в этом контексте можно говорить не только о правомочности украинской автокефалии, но также о белорусской и молдавской.

РПЦ уверенно движется к национальному религиозному проекту, и это логическое следствие тесного союза с государственной властью. Невозможно строить симфонию одновременно с несколькими конкурирующими и даже воюющими государствами. Тридцать лет назад распался Советский Союз, теперь настал черед постсоветского православия.

Дмитрий Горевой, религиовед, директор общественной организации «Центр религиозной безопасности» – для Vot-tak.tv

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Смотрите также

Другие материалы