Протестные дворы. Местная активность меняет белорусов и пугает Лукашенко

Люди собрались у стены с закрашенным стрит-артом «Диджеи Перемен» во дворе на ул. Червякова в Минске. Это один из протестных дворов в столице Беларуси, который в народе назвали «Площадь Перемен». 10 сентября 2020 года. Фото: TUT.BY / Reuters / Forum

На волне послевыборных митингов в Минске зародился уникальный в истории страны феномен протестных дворов, когда соседи под бело-красно-белыми флагами смотрят кино и театральные постановки, устраивают ярмарки и другие активности. Первым таким двором стала так называемая Площадь Перемен на улице Червякова.

В белорусском законодательстве прописаны положения о коллегиальных органах территориального общественного самоуправления (КОТОС). Среди прочего они подразумевают совместное времяпрепровождение соседей – концерты, лекции, чаепития и другие виды активностей, а также вовлечение жителей в правоохранительную деятельность и благоустройство дворов. До 2020 года эти инициативы оставались на бумаге: собраний не было, председатели назначались властями.

Координационный совет (КС) оппозиции совместно с рядом гражданских инициатив создали интернет-платформу Kotos.org для поддержки дворовой и районной активности и организации местного самоуправления. Здесь можно оставить заявку на консультацию с юристами по организации дворовых выборов, попросить о помощи в организации концерта или образовательного мероприятия. Над сайтом работают волонтеры на безвозмездной основе.

Активисты надеются, что, став членами КОТОСов, они смогут проводить дворовые мероприятия без опасений срыва, уберегут патриотические муралы от закрашивания и т.д.

«Дворовые концерты собирают сотни гостей»

С арт-менеджером Владиславом решаем не публиковать его фамилию. «Чем позже посадят — тем больше успею сделать», — пошутил он. Наш собеседник организует выступления двух групп, с которыми работает на постоянной основе, и помогает с другими дворовыми мероприятиями, включая детские.

«В среднем мы организуем два-три концерта в неделю. Заказы поступают из минских дворов. Периодически помогаем аппаратурой. Мы, как и многие прокатчики, не ставим конкретных цен, работаем за добровольные пожертвования. Периодически они бывают весьма достойными», — начал Владислав.

Солист рок-группы J:Mors Владимир Пугач выступает с концертом в одном из дворов Минска, Беларусь. 12 сентября 2020 года. Фото: Валерий Шарифулин / TASS / Forum

На местах выступлений его впечатляет организованность сообществ. Заранее показывают пути отхода, дают коды от дверей в подъезды – на случай нападения омоновцев. Некоторые дворы в это время охраняются по полному периметру.

«В целом особых проблем с силовиками нет, — продолжил собеседник. — В том же ЖК Каскад регулярно снимают бело-красно-белые флаги, но массовые вечерние мероприятия проводить не мешают. Были случаи, когда приходил ОМОН, но не для разгона, а попросить сделать музыку тише. Возможно, опасаются реакции — ведь на таких мероприятиях десятки и даже сотни человек».

Владислав отметил и некоторые отличия между жильцами советских и новых кварталов. «В том же ЖК Минск-Мир”, где живут люди с нормальным достатком, готовы больше помогать: от подвозки до своей аппаратуры», — сказал он.

Концерт группы Laudans в одном из дворов микрорайона Степянка в Минске. Фото: Белсат / Vot Tak TV

«Дворовая активность меняет страну»

«Всплеск протестных настроений и массовых акций протеста породили дворовую активность. В Беларуси такого точно никогда не было. Эта уникальная ситуация важна в долгосрочной перспективе. Что Александр Лукашенко уйдет — несомненно, но какой Беларусь будет, зависит от уровня развития гражданского общества», — сказал в комментарии Vot Tak TV член КС, сопредседатель оргкомитета по созданию партии «Белорусская христианская демократия» Виталий Рымашевский.

Один из лидеров оппозиции считает, что существует качественная разница между протестными движениями в стране ранее и происходящими в текущем году. По его словам, раньше люди пытались заменить Лукашенко другим лидером, который должен был сделать их жизнь лучше. Сейчас они борются за восстановление законности и справедливости с совершенно другим подходом: «Мы не хотим видеть Лукашенко в руководстве страны и учиненный властями беспредел, но это наше личное дело — мы не ждем спасителя, который все сделает за нас».

«Такой подход — большая надежда для страны, — продолжил политик. — Это значит, что общество перешло на новый этап в своем развитии. Без такой ответственности невозможна демократия. Если ее нет, в странах происходят бесконечные перевороты, но демократические режимы так и не устанавливаются. Поэтому и возникла дворовая активность. Она возможна, когда люди понимают, что сами несут ответственность за происходящее. В такой ситуации им не нужны известные оппозиционные политики, некие сторонние лидеры».

Афиша одной из встреч жителей поселка Дроздово, Минский район

В соответствии с законодательством местные самоуправления по уведомительному принципу могут организовывать ярмарки, концерты, лекции и театральные постановки, решать, каким монументам и муралам быть во дворах, как должны выглядеть детские площадки, и даже создавать дружины.

«Лукашенко видит угрозу в сильных горизонтальных связях»

Жители минской Малиновки пригласили сотрудника Института «Политическая сфера» Алексея Ластовского выступить в одном из дворов спального микрорайона с лекцией про белорусский Париж — чтобы показать многовековые связи и включенность страны в мировой процесс. Он сказал, что был восхищен вниманием и вовлеченностью в обсуждение.

По словам социолога, чаще всего логика протеста выстраивается на том, что демонстранты захватывают главные публичные пространства: административные здания, площади, но в Беларуси это дополняется местной самоорганизацией. В комментарии Vot Tak TV он выделил две основных причины формирования дворовой активности.

«Отказ государства от нормального обеспечения охраны здоровья во время пандемии коронавируса привел к тому, что само общество стало самоорганизовываться. Процесс ускорили массовые протесты в первые дни после выборов 9 августа. У демонстрантов почти нет социально-экономического компонента — речь идет о политических гражданских вещах: возвращении законности, оскорбленном достоинстве. Мы наблюдаем начало выстраивания тех структур, которые должны были быть, но фактически глушились государством. Эта активность является достраиванием гражданской идентичности», — сказал социолог.

В этом он и видит опасность на первый взгляд безобидной дворовой активности для властей. «Люди самоорганизуются, выстраивают устойчивые горизонтальные связи взаимодействия и поддержки. Логично, что Лукашенко чувствует здесь угрозу», — считает Ластовский.

Дворовая акция солидарности в Гродно. Люди прячут лица за фонариками телефонов, чтобы их не распознали силовики. Фото: Белсат / Vot Tak TV

Рымашевский посетовал, что власти безосновательно и незаконно пытаются препятствовать дворовой активности, разгоняют собрания соседей. «Суть авторитаризма — установить иерархичную пирамидальную систему. Но в Беларуси это больше невозможно. Власти могут лишь задержать развитие местного самоуправления на короткий период, что не повлияет на ситуацию в целом. Со стороны властей это выглядит глупо. Исключительно они виноваты в массовом социальном взрыве — многолетним закручиванием гаек», — добавил политик.

Собеседник уточнил, что легализация дворовой активности — тот шаг, который поможет мирной трансформации власти и преобразованиям в стране. Он напомнил, что через сайт Kotos.org волонтеры помогают в ее организации, в частности, налаживать связь жильцов с артистами и лекторами.

Павел Добровольский для Vot Tak TV

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Смотрите также

Новости