Вторая волна пандемии практически неизбежна. Как насчет общей стратегии борьбы?

Александр
Подрабинек
Российский журналист

В январе вирусная инфекция появилась в Китае, который вероятно и был очагом начавшейся пандемии. В феврале она была уже в Америке, в апреле поразила Францию, затем Италию, Испанию, Англию и следом всю Западную Европу. Благодаря современным транспортным средствам болезнь очень быстро распространилась по всему миру.

Во многих странах были закрыты все общественные места – школы, церкви, суды, театры, кино. В штате Аризона (США) запретили рукопожатия, в некоторых странах ввели военное положение. К середине лета число заболевших стало снижаться, первая волна пандемии улеглась. За первые полгода от болезни погибли 25 миллионов человек. Это было 102 года тому назад – пандемия нового, неизвестного тогда вируса гриппа, который окрестили «испанским».

Затем, в августе-сентябре началась вторая волна, и она была гораздо страшнее первой. За два с половиной года пандемии гриппом заразились около 550 млн человек – почти треть населения планеты. От 50 до 100 миллионов человек погибли. Такие огромные жертвы были вызваны не только низким уровнем здравоохранения и отсутствием опыта противостояния пандемиям, но и причинами политического характера.

В 1918 году, когда началась пандемия, еще шла Первая мировая война, и военная цензура всех воюющих стран запрещала публиковать сообщения об эпидемии – чтобы не сеять панику и не подрывать боевой дух солдат и офицеров. Из-за этого с карантинными мерами все страны сильно запоздали. Только через пять месяцев нейтральная Испания, в которой не было военной цензуры, объявила о пандемии. Потому и назвали грипп «испанкой».

Давайте я тоже притворюсь, что верю статистике, и объясню, почему … нельзя снимать ограничения

Цивилизация породила много угроз всему человечеству

Это был не первый, но очень громкий звонок глобализации: настоящие беды поражают весь мир; чтобы справиться с ними, нужны глобальные решения. Бессмысленность и жестокость Первой мировой войны (по разным оценкам от 9 до 17 млн погибших) человечество еще как-то попыталось компенсировать глобальными решениями – созданием Лиги Наций, запретом химического оружия, общим отношением к геноциду. Этих усилий не хватило, и разразилась Вторая мировая война (по разным оценкам от 50 до 80 млн погибших). В послевоенном мире все усилия были направлены на предотвращение военных конфликтов. Хотя локальные войны продолжались, глобального военного конфликта удается избежать уже 75 лет.

Но военный конфликт – не единственная угроза человечеству. Смертоносные пандемии, природные и техногенные катастрофы постоянно напоминают нам о единстве человечества, об искусственности и ненадежности государственных границ. Извержение вулкана Эйяфьядлайёкюдль в Исландии в 2010 году отразилось сразу же на многих странах. Выброшенный вулканом пепел отменил десятки тысяч авиарейсов над Северной Европой. Взрыв на Чернобыльской АЭС в 1986 году накрыл радиоактивным облаком значительную часть Европы, а повышенное содержание радиоактивного цезия в дикой природе отмечалось в Норвегии, Финляндии и Швеции. Легкомысленность китайских вирусологов отозвалась этом году пандемией COVID-19 и потерей уже 300 тысяч человеческих жизней.

Специфика отечественного коронавируса, или Как коррупция осложняет течение эпидемии в России

Безответственные правительства и современные технологии

О двух последних событиях следует сказать особо. В обоих случаях жертв могло бы быть намного меньше, если бы здесь, как и в случае с «испанкой», государственная власть не пыталась утаить от общества жизненно важную информацию. Своевременное оповещение об угрозе могло бы сберечь много жизней. Авторитарные режимы, ограничивающие свободу распространения информации, несут угрозу не только своим гражданам, они опасны для всего мира.

В XXI веке человечество должно прийти не только к пониманию того, что глобальной угрозой миру является сам факт существования деспотических режимов, но и к принятию консолидированных решений об их дезинтеграции. Безответственные правительства, вооруженные современными технологиями, способны с легкостью нанести всему миру непоправимый ущерб, поставить цивилизацию на грань существования.

Должно ли международное сообщество как парализованное смотреть на ядерные забавы религиозных фанатиков в Иране или коммунистических маньяков в Северной Корее? Должно ли оно снисходительно реагировать на китайский экспорт коронавируса, независимо от того, был он создан искусственно, упущен из лаборатории по разгильдяйству или самостоятельно выбрался из съеденной кем-то летучей мыши? Какие мировые катастрофы еще должны произойти, чтобы стало понятно, что преступления против прав человека – это в самом деле не внутреннее дело деспотических государств?

454 заключенных на 70 мест. Как выглядит гондурасская тюрьма во время эпидемии

Планета Земля оказалась тесной

Эти преступления в конце концов отражаются на всем мире – не просто тревожат его совесть, а превращаются в практическую угрозу. На нашей тесной планете, где все так взаимосвязано, а современные технологии все более доступны, существование даже самых маленьких тираний становится абсолютно недопустимым.

Нынешняя пандемия – еще одна иллюстрация реальности глобальных угроз. Ни вулканический пепел, ни чернобыльская радиация, ни китайский вирус не признают границ, идеологий и государственного суверенитета. Эффективное сопротивление таким угрозам может быть только всеобщим и скоординированным.

В конце этого лета – начале осени практически неизбежна вторая волна пандемии. Не пора ли ООН сделать наконец хоть что-нибудь полезное? Например, созвать внеплановую Генеральную Ассамблею и попытаться выработать общую стратегию борьбы с пандемией.

Александр Подрабинек для Vot-tak.tv

Читайте другие тексты автора в рубрике «Мнения»

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное

Смотрите также

Другие материалы