«Я могу остаться в тюрьме?» Активист получил 3 года ограничения свободы за посты о правящей партии Казахстана

В понедельник, 22 июня, Медеуский районный суд №2 Алматы приговорил 42-летнего гражданского активиста Альнура Ильяшева к 3 годам ограничения свободы и 5 годам запрета заниматься публичной общественной деятельностью.

Его осудили по ст. 274 ч. 4 п. 2 «Распространение заведомо ложной информации в условиях чрезвычайного положения» казахстанского Уголовного кодекса.

Альнур Ильяшев, организатор первого за 11 лет санкционированного митинга в Алматы. 30 июня 2019 года. Фото Романа Егорова.

Обидели партию Назарбаева

«Преступление», в котором его обвиняют, заключается в публикации в Facebook двух критических постов о партии власти «Нур Отан» в конце марта, когда в Казахстане уже было объявлено ЧП: «Гора родила мышь» и «Nur Otan – партия жуликов и воров?»

«Нур Отан» – это, если можно так выразиться, казахстанская «Единая Россия». Ее возглавляет Нурсултан Назарбаев, который руководил Казахстаном в течение 30 лет, 19 марта 2019-го он передал президентские полномочия Касым-Жомарту Токаеву, но из большой политики не ушел, а остался у руля надпрезидентского органа – Совета безопасности. В Казахстане многие уверены в том, что все рычаги власти по-прежнему в руках Елбасы («Лидер нации», официальный титул Назарбаева. – Примеч. авт.). В этом году он редко появляется на публике. 18 июня было официально объявлено, что Назарбаев, которому 6 июля исполнится 80 лет, заразился коронавирусом.

Ильяшева задержали 17 апреля, арестовали на следующий день. Более двух месяцев он находился в следственном изоляторе. Примечательно, что в этом деле не было потерпевших: сама партия устами ее секретаря Армана Кырыкбаева дистанцировалась от претензий к активисту. Полиция начала досудебное расследование сама – после мониторинга соцсетей. Вот что написано в постановлении следователя о квалификации деяний подозреваемого: «Публикации направлены на формирование мнения о несостоятельности деятельности партии “Нур Отан” в условиях чрезвычайного положения, что, как следствие, может привести к негативным последствиям в данный период».

Судья Залина Махарадзе, разъясняя Альнуру приговор, отметила:

«Обвинение вам предъявлено верно. Вы сами видели реакцию на ваши посты. Народ бурно обсуждал их с негативной оценкой. В связи с чем суд посчитал, что в ваших действиях имеется состав преступления. И в этой связи назначил вам наказание».

Добавлю, что Ильяшев – далеко не самый раскрученный блогер: у его аккаунта в Facebook всего чуть менее двух тысяч подписчиков.

В Казахстане Facebook и YouTube – самые политизированные социальные платформы, где комментаторы в оценке действий властей выражений не выбирают. Имей мотивировка судьи прямое действие – камеры СИЗО были бы переполнены обитателями «Фейсбукстана», как называют здесь локальный сегмент этой соцсети.

У «слышащего государства» проблемы со слухом

Суд над Ильяшевым проходил в модном сейчас режиме онлайн – по интернету: хотя чрезвычайное положение отменено еще 11 мая, карантинные меры сохраняются из-за выросших темпов распространения инфекции. На первых заседаниях связь была отвратительной: участники процесса просто не слышали друг друга, что добавляло пикантный штрих в концепцию «слышащего государства», объявленную президентом Токаевым в прошлом году.

Сторонники Альнура Ильяшева перед зданием суда. Фото Романа Егорова.

Несмотря на то что заседания проходили в режиме конференц-связи, соратники Альнура регулярно собирались у здания суда и скандировали кричалки в его поддержку. В день вынесения приговора я спросил их о том, какого наказания они ждут для своего товарища.

Правозащитник Ерлан Калиев: «Ожидаю оправдательного приговора».

Активистка Даная Калиева: «Скорее всего, Альнура посадят».

Сотрудник Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Андрей Гришин: «Очевидно, что приговор будет обвинительный».

Юрист Маржан Аспандиярова: «Не оптимистический прогноз. Идет запрет на занятие общественно-политической деятельностью».

«Иезуитская формулировка»

Решение суда выглядело не самым жестким, но «иезуитским», по определению кандидата политических наук Досыма Сатпаева, который выступал на процессе с политологической экспертизой. А после завершения суда он написал в Facebook:

«Мощное давление общественного мнения, профессиональная работа адвокатов, а также активное публичное обсуждение алогичности выдвинутых обвинений в адрес Альнура Ильяшева (в том числе когда критику партии “Нур Отан” пытались привязать к угрозе общественному порядку и к нанесению ущерба обществу, государству и гражданам, что в своем политологическом анализе во время судебного заседания я назвал абсурдом), позволило сохранить свободу Альнуру, которому дали 3 года ограничения свободы, хотя обвинение активно настаивало на тюремном сроке. И это в любом случае можно уже рассматривать как победу и радостное событие для его семьи. И это доказательство того, что, когда все действуют сообща, чтобы кому-нибудь помочь, появляется пусть небольшой, но шанс кого-то спасти. Хотя есть и своя ложка дегтя.

Во-первых, Альнуру в течение пяти лет запретили заниматься общественной деятельностью и участвовать в деятельности любых партий. Это довольно излюбленная иезуитская формулировка по отношению ко многих общественным активистам, даже если они выходили из тюрьмы. Во-вторых, этим судебным разбирательством власть, в старых советских традициях, еще раз всем показала, что был бы человек, а уголовная статья для него всегда найдется, чтобы другим неповадно было».

«Вы меня всего лишили»

Конечно, свобода лучше, чем несвобода, как говаривал экс-президент России Дмитрий Медведев. Судья изменила активисту меру пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде. И постановила немедленно освободить его из СИЗО. Теперь он будет жить дома и регулярно отмечаться в полиции.

Сторонники Альнура Ильяшева встречают его на выходе из СИЗО. Фото Романа Егорова.

Но многим, и мне в том числе, показалось, что Альнур Ильяшев был не очень рад приговору. Хотя мысленно уже приготовился к этапированию в колонию. В своем последнем слове он сказал: «Заявляю о своей готовности убыть в места лишения свободы, чтобы создавать там базу для поддержки и адаптации других политических заключенных в лагерях, параллельно ведя агитацию и разъяснительную работу среди персонала системы комитета уголовно-исполнительной системы».

Ограничение, а не лишение свободы стало для активиста сюрпризом, но не самым приятным. Публичная общественная деятельность составляет для него смысл жизни. Поэтому он поразил всех следивших за трансляцией вопросом к судье:

«Я могу остаться в тюрьме? Ведь, по сути, вы меня всего лишили, всех возможностей».

И поинтересовался режимом колонии, в которой его будут содержать, если он нарушит запрет.

Тем не менее через пару часов после вынесения приговора единомышленники уже встречали Альнура, выходящего из ворот следственного изолятора. Вместе они спели гимн Казахстана, а Ильяшев произнес свой любимый лозунг: «С нами Бог и Конституция!»

Первый «политический» при Токаеве

Отмечу еще, что, по общему признанию правозащитников, «дело Ильяшева» стал первым «политическим» процессом при правлении Токаева, который год назад заявлял о необходимости политической модернизации в стране.

«Это, может быть, самое политическое дело из всех, которые были раньше, – сказал мне в интервью Андрей Гришин. – Прежде мы видели, что было хотя бы 5–10 процентов намека на законность. А здесь – чистая политика».

Вадим Борейко, Казахстан – для Vot-tak.tv

Подписывайтесь на наш телеграм-канал, чтобы не пропустить главное

Смотрите также

Новости